Наверх
26 января 2013, 11:00, 7 Дней

Роберт Редфорд: «Мне предлагали миллион за ночь»

«Спешу сообщить, что в свои 76 лет я полон энергии и продолжаю ловить восхищенные женские взгляды. Чего и желаю всем остальным мужчинам», — радостно сообщил корреспонденту «7Д» легендарный актер и режиссер

Роберт Редфорд | Источник: Alloverpress

— Мистер Редфорд, в одном из своих недавних интервью вы сказали, что устали быть легендой мирового кинематографа. Неужели хотите оставить любимое дело и уйти на покой?

— Да боже упаси! (Смеется.) Ни о чем таком я даже и не думал: пока дышу, буду работать. Но мне становится не по себе, когда я слышу глупейшее сочетание «Редфорд — легенда». Все легенды связаны с далеким прошлым, а я пока живу настоящим. Зачем смотреть в зеркало заднего вида, когда впереди пустая широкая дорога, которая будоражит своей неизвестностью. В прошлом году я, как режиссер, снял триллер «Грязные игры» — детективную историю о журналисте, распутывающем преступление 30-летней давности. Передал, можно сказать, себе привет — этот сюжет перекликается с давним фильмом «Вся президентская рать» об Уотергейте, где у меня была главная роль. Так что я пока в пути: у меня еще много идей и хитрых планов. Знаете, как-то в Лондоне я подслушал очень симпатичный, на мой взгляд, диалог. Мужчина и женщина лет пятидесяти, заметив меня, посмотрели как на привидение, переглянулись и быстро удалились, оглядываясь. А спустя полчаса я снова увидел эту парочку: они шли впереди и оживленно разговаривали. Я приблизился потихоньку и услышал примерно следующее: «Нет, я не сошел с ума, это точно он!» — «А я тебе говорю, что Редфорд давно умер: я читала сообщение о его смерти в газете лет десять тому назад. Лучше выброси телевизор, пока ты окончательно не свихнулся на своем кино».

— И вы не открыли им правду?

— Нет, конечно. Зачем пугать людей призраками? (Улыбается.) Но, признаюсь, соблазн был велик: так хотелось узнать название газеты с моим «некрологом». Такова уж актерская доля: то похоронят, то воскресят, то женят на туземке. (Смеется.) Знаете, мой дед всегда недолюбливал актеров, а когда узнал, какую профессию выбрал его внук, и вовсе разгневался: «Ты пополнишь ряды никчемных фигляров без царя в голове. Будешь приходить на ужин в приличные дома, если, конечно, тебя вообще туда пустят, а после твоего ухода хозяева будут проверять, на месте ли столовое серебро!» Отец к актерам относился терпимее, но у него была своя фишка. Зная, что я увлекаюсь живописью, он не уставал напоминать: «Хочешь быть нищим художником? Ну-ну, малюй и помни, что картины нельзя есть». (Смеется.)

— Значит, к слову «легенда» вы относитесь скептически. А как насчет других титулов? Для миллионов женщин в разных уголках мира вы были кумиром и секс-символом 70–80-х годов.

— Против такой короны я ничего не имею против и в свои 76. Между прочим, женщины и сейчас обращают на меня внимание, может, даже чаще, чем в моей молодости. (Лукаво улыбается.)

— В 1993 году после картины «Непристойное предложение» у миллионов дам просто помутился рассудок при виде вашего героя — эксцентричного миллионера Джона Гейджа. И все они были возмущены: какая же идиотка эта Дайан (в исполнении Деми Мур)! Сам Редфорд предлагает ей миллион долларов за ночь любви, и она еще думает!

— Ох, не напоминайте мне об этом фильме! (Смеется.) Я никак не ожидал, что у него будет такой успех и такая долгая жизнь. После премьерного показа и в течение многих последующих лет я ни дня не знал покоя — это был настоящий ужас. К своей популярности к тому моменту я давно привык и вовсю купался в лучах славы. Как-никак за плечами уже были серьезные роли в картинах «Великий Гэтсби», «Афера», «Вся президентская рать», «Три дня Кондора». Поклонницы ходили по пятам, а я наслаждался массовым обожанием. Но я никогда не был плейбоем. Знаете, в этом плане люблю себя сравнивать с летчиком-бомбардировщиком: сбросил бомбу (то есть снялся в очередном кино) — и назад домой, на свой аэродром. (Улыбается.) Так вот, после «Непристойного предложения» на меня обрушился такой шквал женского обожания, даже не шквал, скорее цунами, что я тысячу раз пожалел о том, что снялся в этой картине.

— А вы получали от поклонниц непристойные предложения?

— Очень много! Находились и леди, которые обещали мне миллион долларов за ночь. Одна даже прислала чек на эту сумму и назначила место встречи. Я благородно отослал его обратно вместе с извинениями, но эта дама продолжала бомбить меня посланиями, даже угрожала погубить мою карьеру в случае отказа. Слава богу, потом она исчезла: надеюсь, переключилась на другую «жертву». Поклонников-мужчин тоже оказалось предостаточно. Увидев меня, многие из них тут же выпаливали мою фразу из фильма, от которой уже тошнило: «Миллион за ночь с твоей женой!» И радостно улыбались: вот, мол, какие мы остроумные. Я вообще не знаю, как удается выживать сегодня актерам. Взять хотя бы бедных Тома Круза или Брэда Питта, ведь за ними давно идет настоящая охота — дай поклонницам возможность, они бы разорвали их на сувениры.

Я помню один из первых своих стрессов, дело было еще в середине 60-х. Спектакль «Босиком по парку», где я играл, пользовался огромным успехом. И вот как-то вечером, уже отыграв, я поехал в западный район Нью-Йорка по делам. Оказалось, что меня заметили входящим в здание несколько студентов-медиков. Тут же у дома собралась толпа медсестер — они выкрикивали мое имя, махали руками. Когда я вышел из здания, фанатки накинулись на меня, стали рвать мою одежду, волосы — и при этом кричали: «Мы тебя любим!» Самостоятельно вырваться из этого ада я не мог, как ни пытался. Спасся чудом: приятель-таксист сумел оттащить нескольких «сестричек» и выдернул меня (я уже был в лохмотьях и царапинах) из окружения. Напомню, это были только 60-е годы, когда я еще был не особенно известен.

Роберт Редфорд на Каннском фестивале с супругой Сибиллой Заггарс | Источник: 7 Дней

— Мистер Редфорд, вы ведь первый раз женились совсем молодым, в 22 года. Зачастую такие браки — их еще называют студенческими — оказываются очень короткими, а вы с женой (Редфорд был женат на сокурснице по университету Лоле Bан Вагенен, от которой у актера трое детей: Дэвид Джеймс, Шона и Эми. — Прим. ред.) прожили довольно долго, хотя потом все-таки развелись...

— Мы прожили с Лолой 27 лет, она для меня не только бывшая жена, но и родной человек. Мы были вместе и в радости, и в горе, поддерживали друг друга как могли, когда потеряли нашего двухмесячного сына Скотта. Радовались, когда купили жилье в Нью-Йорке и построили красивый дом в Юте (Лола родилась в этом штате. — Прим. ред.). Мы были счастливы вместе, но жизнь есть жизнь, и все может измениться. Вот и мы изменились: Лола устала бороться с «последствиями» моей славы — ревновать, нервничать, следить, чтобы я не получил нервное истощение.

— Я читала, что после развода с Лолой (в 1985 году. — Прим. ред.) вы заявили, что больше не женитесь. И все-таки три года назад женились...

— Что бы обо мне ни писали, я никогда не обещал не жениться. Это было бы по меньшей мере глупо — что бы мы ни загадывали, жизнь все расставляет по своим местам. Мы с Сибиллой (Сибилла Заггарс — вторая жена актера, художник. — Прим. ред.) знакомы целую вечность, нам хорошо вместе. Она переехала ко мне в Юту лет двадцать назад, даже не помню точно: мне кажется, что так было всегда. Жена — особый человек в моей жизни, в чем-то мы очень похожи. Сибилла полностью в курсе всех моих дел, я без нее как без рук. Она занимается и основными проектами, и организационными моментами фестиваля Sundance (Институт и кинофестиваль независимого кино в Юте, основанный актером еще в 1981 году. — Прим. ред.). Sundance — мое любимое кинодетище, я им очень горжусь. Столько лет наблюдаю, как оно растет, набирает силы. Горжусь, что именно из этих стен вышли замечательные режиссеры Квентин Тарантино и Пол Андерсон. А фестиваль «Сандэнс» мы проводим в крошечном городке Парк-Сити, который ухитряется вместить в себя 40 000 — 50 000 гостей. Сибилла и занимается кинопроектами, и помогает мне с экологическими программами, и успевает обиходить наш большой дом в Юте и еще один — в Санта-Фе (мы его приобрели не так давно). Мы все время чем-то заняты, куда-то спешим, переезжаем, встречаемся с нужными людьми, отдыхать некогда. Но когда выдается свободный денек, катаемся на лошадях или велосипедах и все равно продолжаем обсуждать какие-то дела. А три года назад я решил внести разнообразие в наш ритм и устроить праздник: сделал Сибилле официальное предложение руки и сердца, а свадьбу мы устроили в очень милом ресторанчике в Гамбурге. Потом долго смеялись, вспоминая известный рассказ О’Генри о романе биржевого маклера. Этот несчастный маклер, как и я, всегда был так занят, что времени жениться у него совсем не было. А после свадьбы, опять погрязнув в делах, он ухитрился забыть о том, что женат. Но я-то, слава богу, помню! (Смеется.)

— А с детьми удается пообщаться?

— Мы очень дружны и скучаем друг без друга, если долго не видимся. Мы с женой очень любим их и гордимся «малышами». Мой сын Дэвид стал писателем и продюсером, старшая Шона — художница, а младшая Эми — талантливая актриса и режиссер. Муж Шоны — известный писатель и сценарист. Но самая большая радость — это возможность пообщаться с внуками. Их у меня целых пять: три внука и две внучки. Некоторые, между прочим, считают, что я самый красивый дед на свете. (Лукаво улыбается.)

— А как же Ален Делон?

— Вот ведь незадача: совсем забыл про этого парня! А ведь мы с ним почти ровесники. Не знаю, есть ли у него внуки, но соглашусь — титул самого красивого дедушки ему бы подошел больше. А я буду довольствоваться почетным вторым местом. (Смеется.)

Подпишитесь
Комментарии
68
Ирина Андриевская
Есть вершины, взобравшись на которые ты больше не спускаешься вниз, а, расправив крылья, летишь ввысь.
СсылкаПожаловаться
ЛИДИЯ
Конечно бабушки.... разумеется.
СсылкаПожаловаться
Наталия Савченко
Мой муж все равно красивше! Вопрос: Почему ему миллион за ночь никто не предлагает?
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9269 фильмов из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров