Наверх
21 января 2016, 12:30, Газета.Ru

Данила Козловский: «Я сделал все, чтобы не надоесть»

Актер рассказал о своем продюсерском дебюте «Статус: Cвободен», а также объяснил, как писать фильмы под себя и как не надоесть зрителю

21 января на экраны выходит одна из главных российских премьер этой зимы — фильм Павла Руминова «Статус: Свободен», который стал продюсерским дебютом исполнителя главной роли Данилы Козловского. Картина представляет собой романтическую комедию наоборот — рассказывает не о том, как герои, преодолевая трудности, строят семейное счастье, а о том, как пытаются мирно и по-дружески расстаться. Это не делает фильм менее смешным — тем более что герой Козловского по вечерам подрабатывает стендап-комиком. Фильм уже собрал восторженные отзывы первых зрителей и критиков, а Данила Козловский рассказал, как он стал продюсером.

Я знаю, что идея фильма родилась во время вашего разговора с Руминовым почти спонтанно. А до этого у вас возникало желание стать продюсером?

— Да, это было осознанное решение. Еще до встречи с Пашей я понимал, что у меня есть внутренняя потребность и желание заниматься фильмами не только как актер. Уже давно хотелось попробовать развить историю с самого начала — грубо говоря, с рассказа, со слова. И тем не менее для меня «Статус: Свободен» — это настоящее чудо. На моих глазах и при моем участии история, рассказанная мне в кафе на Покровке, превратилась в настоящее большое кино. Причем на момент встречи с Пашей мы занимались совсем другим проектом, который, к сожалению, так и не состоялся. Он просто по случаю, что называется, рассказал несколько забавных эпизодов, которые оказались совершенно реальными фрагментами истории его эпического расставания с девушкой. Я сразу сказал, что это готовое кино, он ответил, что вся история у него подробно записана в блокнотах, и мы начали работать. Потом Паша показал первые наброски моему коллеге Сереже Ливневу, и вот так мы стали делать кино.

То есть вы подключились уже на этапе сценария?

— Да. Паша приезжал в Петербург — я тогда репетировал, кажется, «Коварство и любовь». Всю первую половину дня мы сидели и писали, потом я уходил на репетицию, а Паша писал. Но я подчеркиваю, что над фильмом и над сценарием я работал исключительно как продюсер. «Статус: Свободен» — это абсолютно Пашина история. К чужой славе я примазываться не собираюсь — притом что там есть к чему примазаться.

Вы сразу решили самостоятельно сыграть главную роль?

— Да. А что еще на первых порах я мог инвестировать в фильм, кроме себя? У меня не было больших денег, чтобы входить в долю. Кроме того, я понимал, что вкладывать собственные деньги пацану, который продюсирует свое первое кино, мягко говоря, недальновидно. И наконец, мне было интересно сыграть роль, которую мне вряд ли кто-то предложит в ближайшее время. Это, кстати, еще одна причина, по которой я решил стать продюсером: ты сам для себя находишь или пишешь совершенно неожиданный, нестандартный материал.

Что вы имеете в виду?

— Ну, во-первых, это комедия, и комедия такого рода, какие в нашем кино встречаются крайне редко. Я уже как-то говорил, что у нас в стране комедия — изуродованный жанр. Как правило, это очень примитивные, пошлые, прямолинейные и, в общем, скучные картины, без какого-либо высказывания. В которых просто невозможно существовать. И не потому, что я рафинированный сноб, интеллектуал или что-то такое, а потому, что я просто не умею этого делать. Мне хотелось попытаться навязать собственное представление об этом жанре. «Статус: Свободен» — это такая лирическая драматическая комедия: кино доброе, легкое и смешное, но при этом неглупое.

А каково было перевоплотиться, по сути, в неудачника? Даже в «Духless» герой, несмотря на внутренние метания, был победителем…

— Да, конечно, это было для меня одной из самых интересных причин делать это кино. Это круто, что есть такая возможность — обнаглеть и написать историю под себя, это один из этапов моего развития как артиста. Что касается конкретно этого героя, Никиты Колесникова, то я не могу назвать его неудачником в полной мере. Это такой, знаете, невероятно обаятельный тип людей, мне сложно его описать, но мы все их знаем, я постоянно их встречаю. В том, что происходит с Никитой, очень много грустного и смешного. Он не может до конца понять и осознать, что с ним случилось, но не из-за глупости, а из-за того, что испытывает и чувствует гораздо больше, чем, скажем, я сам.

А от вас в нем что-то есть?

— Мне кажется, да. Несмотря на то что мы, конечно, очень разные. Мы оба часто неуверенные в чем-то, закомплексованные. Но при этом у него есть свои замечательные особенности. Он открытый, наглый, смелый.

Вы сами боитесь проигрывать?

— Знаете… К сожалению, я, наверное, не умею проигрывать. Есть, разумеется, какая-то светская оболочка, которая научилась сохранять лицо, улыбаться, не опускаться до оскорблений и разборок. Но внутри все куда более взнервлено, и, как человеку амбициозному, мне всегда проигрывать сложно. К счастью, рядом оказываются люди, которые умеют хоть немного обезболить это состояние.

В этом году у вас выходит шесть фильмов. Не боитесь надоесть, как это в какие-то моменты случалось, например с Сергеем Безруковым или Константином Хабенским?

— Во-первых, я не хочу и не буду себя сравнивать с другими артистами. А во-вторых, я готов ответить на любые вопросы по поводу каждой из этих картин, если таковые появятся. Они все мне по-своему дороги и по-своему для меня важны. На самом деле фильмы снимались в разное время, и то, что они выходят в один год, — стечение обстоятельств. Но к счастью, они все очень разные — по жанру, формату, даже по языку. Короче говоря, отвечая на ваш вопрос, я сделал все, чтобы не надоесть. Надеюсь, что этого не случится.

То есть вы не боитесь, что станете заложником амплуа, лицом с обложки?

— Продюсирование для меня — один из способов не цементироваться в чем-то привычном и благополучном. Кроме того, мне интересно все неожиданное, что вдруг возникает рядом. Когда Илья Найшуллер предложил мне роль в «Хардкоре», я поразился, что он увидел меня в роли слепого альбиноса. Разумеется, я согласился, потому что никогда ничего подобного не делал. Или роль в «Викинге» — человека, который проходит путь с самого дна к чему-то светлому. Семь лет назад у меня была картина «Весельчаки». Не самая обычная, мягко говоря (там Козловский сыграл одного из участников травести-шоу. — Прим. ред.). Помимо всего прочего это очень интересно — выводить себя из зоны привычного и собственного комфорта.

Значит, и продюсерскую карьеру вы продолжите в ближайшее время?

— Да, обязательно, у меня уже есть в стадии разработки несколько проектов, которые тоже позволят мне сыграть что-то неожиданное. В двух из них я также выступаю и продюсером.

Подпишитесь
Персоны в сюжете
Новости по теме
9182 фильма из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров