Наверх
20 ноября 2015, 12:20, Lenta.Ru

Майя Плисецкая: «Хлеб с маслом — лучшее, что придумали люди»

20 ноября великой балерине исполнилось бы 90 лет. В честь этой даты публикуем ее самые яркие высказывания.

Она всегда была против. Против режима — дочь «изменника родины» танцевала в главном театре страны. Против идеологии — звезда советского русского балета всегда была беспартийной. Против возраста — продолжала выходить на сцену, когда по балетным меркам давно уже считалась старой. В училище ее прозвали «рыжей вороной», а на сцене — «королевой лебедей». Сама же она признавалась, что тот самый «взмах крыла» подсмотрела в зоопарке у птиц, а не у более опытных артистов. Майе Плисецкой поклонялись, ее ненавидели. 20 ноября исполняется 90 лет со дня рождения великой балерины. В честь этой даты публикуем ее самые яркие высказывания.

«Я родилась через год после смерти Ленина, а когда умер Сталин, мне было двадцать семь лет и три с половиной месяца. Возраст для балерины не юный. Половина профессиональной жизни была позади. А потом были эпохи Брежнева и Горбачева, которые мне принесли много горьких разочарований. Из-за того, что родилась на российской земле, я исчисляю свою жизнь эпохами "царствования" наших вождей. Ни одной моей коллеге из Финляндии или Франции не придет в голову соизмерять этапы своей биографии по именам президентов или премьер-министров».

А я что — должна была говорить, что Сталин был золото? Этого не будет никогда. Ни при какой власти я этого не скажу.

«Как только у нас кого-то начинали поливать грязью, иностранцы тут же вострили ушки: "Как это такого-то притесняют? Давайте его раскрутим, поддержим!" И очень многие на этом играли — музыканты, писатели, балетные. Раз ты беглец, преследуем властью, значит, ты художественно значим, наверху положения. Это и сейчас существует».

Мне иногда кажется, что сначала на свет появляется зависть, а следом рождается человек.
Источник: PersonaStars

«Вот я вам приведу пример — Пьер Карден. Он от природы элегантен, поэтому он и своих клиентов одевает элегантно. Поэтому я уже много лет одеваюсь только у него. Он фантастически чувствует стиль. Он не думает: "Вот я сейчас встану и буду элегантным". При этом сам может ходить в чем попало — в своих вещах, конечно, но пальто может быть с завернутым внутрь воротником, или пуговица на животе расстегнута, потому что он вечно спешит».

Не уверена, что высшее проявление ума — это доброта. Добряки бывают и набитыми дураками.

«Я не простила своих врагов и не собираюсь этого делать. С какой стати? За что мне их прощать, скажите на милость? Люди не меняются, это мое глубокое убеждение. И пусть знают, я ничего не забыла и ничего не простила».

Я не нахожу радости в том, чтобы шиковать. Я нахожу в этом заботы. Если иметь дом, его же надо убирать, содержать. Караул!

«По молодости я никогда не красилась — это было немодно. На знаменитой фотографии с Кеннеди в Белом доме у меня совсем нет макияжа — мне тогда это и в голову не приходило.»

В жизни я намного проще и обычнее, чем люди думают.

«Я люблю зеленый, желтый, красный. И черный очень элегантный. И все остальные цвета тоже.»

Хлеб с маслом — лучшее, что придумали люди.

«Я ела всегда много. И вес мой был чуть-чуть больше, чем нужно. Бывали периоды, когда я худела, но неумышленно — просто из-за репетиций не успевала поесть».

У балетных вообще диеты нет, потому что много работают, все сгорает, и просто некогда толстеть.
Майя Плисецкая, 1940-е гг. | Источник: Lenta.Ru

«Ваганова делала балерин почти из ничего. Даже с никудышными данными они знали, как надо делать. Многие, кто тогда были наверху положения, сегодня танцевали бы в кордебалете».

Вначале было слово, так считается. А я думаю, что вначале был жест, потому что жест понимают все, а слово не все.

«На каком-то из первых балетных конкурсов я оказалась в жюри рядом с Улановой. И вот одна танцовщица поднимает ногу практически в прямой шпагат, за ухо. Уланова наклоняется ко мне и говорит: "Девочка ошиблась адресом". И танцовщица не прошла на третий тур».

Сейчас танцуют лучше. У нас черт знает какая форма была у балерин. Маленькие коряги, каракатицы. А сейчас девочки как модели. Мужской танец вырос неслыханно.

«Некоторых вещей я не понимаю. Потому что учили в московской балетной школе неважнецки — а танцуют в театре хорошо. Хотя если анализировать, то понятно — мир открыт, смотрят других, смотрят себя на видео, а это лучший педагог».

Раньше мы говорили: «Балет — это не художественная гимнастика». Сейчас балет и гимнастика сравнялись по сложности. Но, следуя за техникой, многие забывают про эмоции. Из танца ушла душа.

«Мужчинам всегда нравились красивые фигуры. Я не думаю, что балерины покоряли их своим умом».

Я никогда не стремилась танцевать инфантильные роли.

«У Бежара я танцевала, у Ролана Пети. Вот интересно: я абсолютно признаю Баланчина. Но лично не хотела бы у него танцевать. Это не мое, у него слишком абстрактный танец. Когда я танцевала "Умирающего лебедя" в Индии, никто не спрашивал, про что этот танец — все понимали. А когда танцевала па-де-де из "Дон-Кихота", спрашивали. А я и сама не знаю, про что это. Про тридцать два фуэте. Это техника, а люди любят понимать, сопереживать».

У меня 165 сантиметров, рост средний, нормальный, смотря как считать, потому что по сравнению с маленькой это действительно немало. Но по сравнению с тем, какие теперь, когда до метра восьмидесяти доходят, тогда я маленькая.
Майя Плисецкая и Марис Лиепа на репетиции, 1970-е гг. | Источник: Lenta.Ru

«Если можно было сделать комбинацию один раз, я делала ее один, а не десять. Не всегда получалось фуэте, иногда выходило, иногда нет. Ну и что! И даже сейчас я думаю, что благодаря своей лености я сохранила ноги».

Я себя грызу. Всегда.

«Я бы не сказала, что я уж очень дисциплинированный человек. Конечно, я не разогревалась перед спектаклем горячим душем, как одна прима-балерина, но я помню, как Елена Михайловна Ильющенко мне кричала: "Боже мой, уже третий звонок, а она еще только красит ресницы"».

Я с детских лет не в ладах с неправдой. Она меня коробит пуще красной тряпки. И в искусстве, и в жизни.

«Я очень требовательная. И к себе тоже. А если считают, что это плохой характер, что я могу поделать? Измениться труднее, чем за волосы себя поднять».

«Когда я вижу сейчас голых, таких, сяких на сцене, я радуюсь и потираю руки: вот вам, ешьте! Нам-то ничего не разрешали! Ведь получалось, что коммунисты в шубах делали своих детей…»

«Я вам скажу без хвастовства: мне нечему завидовать. Господь дал мне способности и неплохие данные, в Большом театре я перетанцевала уйму балетов, у меня, похоже, мировая слава. И главное — у меня прекрасный муж, чего же мне еще желать?» 

Источник: Lenta.Ru
Подпишитесь
Персоны в сюжете
Новости по теме
9295 фильмов из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров