Наверх
19 февраля 2007, 11:25, StarStory.Ru

Катя Сергеева. Эксклюзивное интервью

Журналистка, телеведущая, бизнесвумен, писательница… К своим 25 годам Катя Сергеева сменила много профессий. С 16 лет она работала в журналистике, потом решила провести конкурс красоты среди петербургских красавиц. У нее получилось

Журналистка, телеведущая, бизнесвумен, писательница… К своим 25 годам Катя Сергеева сменила много профессий. С 16 лет она работала в журналистике, потом решила провести конкурс красоты среди петербургских красавиц. У нее получилось. Затем открыла свое PR-агентство. Дальше вела на телевидении ток-шоу со звездами. А в 23 года написала свою первую книгу. «Это случилось совершенно случайно, – рассказывает Катя. – Хотелось почитать что-нибудь легкое, веселое, а ничего под рукой не оказалось. Тогда решила – напишу сама». И написала. Сегодня, читая эту книгу, люди забывают о своих проблемах и искренне смеются…

Катя, расскажите, желание стать писательницей – это дань моде?

Честно говоря, не было такого момента, чтобы я села и решила: все, с завтрашнего дня буду писательницей. Я писала всегда, с самого детства. Мама до сих пор хранит мои тетрадки с первыми набросками. Причем лет в 12–13 я как раз мечтала, как стану писательницей, выпущу книжку и куплю квартиру, где буду работать. Потом это забылось, а недавно мне сестра об этих мечтах напомнила (улыбается).
А читателю я не хотела бы ничего навязывать. Мне просто хочется, чтобы, с моими книгами люди могли отвлечься и от души посмеяться. Многие, знакомясь с моей первой книгой «Утро понедельника, или Ferrari в сугробе», потом благодарили за хорошее настроение. Это для меня главная награда – понимать, что я добиваюсь своей цели, – веселить людей, делать их жизнь чуточку светлее.

Романы про гламур последнее время становятся все более популярными. Как вы считаете, почему?

Недавно на книжной ярмарке в Петербурге я представляла серию гламурных романов «Пять звезд». И мы с людьми, которые туда пришли, в диалоге вывели такую формулировку: эти романы позволяют людям какое-то время пожить той жизнью, которой они жить мечтают, отвлечься от своих проблем. В глянце нет серьезных проблем: красивые люди, одетые в красивые вещи и разъезжающие на красивых машинах, живут в красивых домах красивой жизнью. Кому это может не нравиться?! Во все времена любили богатых и знаменитых, это нормально.

Смотрите эксклюзивные фотогалереи

И поэтому глянцевый мир столь популярен?

В жизни очень много негатива – даже слово «негатив», посмотрите, как часто оно употребляется. А «глянцевые» люди всегда красивые, веселые. Поэтому многим хочется заглянуть в этот мир. К тому же надо понимать, что у нас глянец только-только набирает обороты: многие журналы, много лет существующие на западе, совсем недавно вышли на наш рынок, он еще не насыщен до конца. Красные дорожки еще толком не стали действительностью, светские знаменитости пока еще инопланетяне: непонятно народу, что это за люди такие – богатые, красивые, что они там делают за своими бархатными V.I.P.-шнурами? Соответственно, и интерес к глянцу сейчас велик, как и ко всему новому, непонятному – хочется же разобраться, что это за зверь такой.

А вы разобрались? Чтобы писать о жизни «золотой молодежи», нужно быть ее неотъемлемой частью, знать всю «кухню» изнутри…

Безусловно, надо иметь представление. Глупо выглядит, когда светскую хронику пишут люди, которых не пропустит фэйс-контроль, когда люди, не разбирающиеся в музыке, становятся ее критиками, а те, кто ничего не понимает в политике, высказываются на ее счет. Если не знаешь специфики, тонкостей каких-то, всегда есть риск что-то сделать не так и оказаться в глупом положении. Но моих героев я бы не стала относить к «золотой молодежи» в том понимании, которое сейчас этому понятию присвоено. Они просто люди, лишенные финансовых проблем. Это мой сознательный выбор – для того чтобы их проблемы выглядели более комичными, мне надо было лишить их обычных повседневных сложностей.

Катя, что такое гламур в вашем понимании?

Для меня это – красивые картинки в глянцевых журналах.

Почему вы выбрали именно юмористический жанр для своей книги «Утро понедельника, или Ferrari в сугробе»?

Мне кажется, это он меня выбрал. Я вообще не предполагала, что могу писать смешно. Но первый опыт – рассказ-фан-фикшн по мотивам известного аниме «Сейлормун» неожиданно стал очень популярным в Интернете. Сразу после этого я начала писать первую повесть про Катю Романовскую и ее камердинера Томаса. Когда я закончила ее, осталось несколько «кусочков», которые не влезли по сюжету. Я ведь не пишу как все нормальные люди – с начала до конца, а «мечусь» по тексту туда-сюда, делая небольшие смешные сюжетики, и только в самом конце связываю все в осмысленную историю. В общем, через какое-то время мне захотелось вернуться к этим героям и я начала писать еще две повести. Параллельно решила поинтересоваться, как вообще у нас в стране выходят книжки. В итоге дописала до нужного объема и вдруг поняла: все, написала книгу. Для меня это был такой хороший шок. А вообще, юмористический жанр отражает мою реальную жизнь: я все стараюсь делать смешным, люблю подкалывать окружающих. Еще приятнее, когда в ответ что-то могут пошутить. Словесные баталии – мой любимый спорт.

Дальше будете писать книги именно в этом жанре?

Думаю, да. Мне кажется, этот жанр мне удается, да и конкуренция тут невелика, проще быть услышанной. Еще мне интересно писать фэнтези, может быть, будет еще что-то в этом жанре. Есть наброски современного женского романа. Но даже если я его допишу, вряд ли стану издавать: что-то слишком автобиографичный получается текст.

Катя, а насколько юмор помогает вам обнажать действительность?

Честно говоря, у меня нет цели – через юмор показывать какие-то проблемы. Наоборот, я стараюсь показать, что люди должны держаться друг друга, уметь дружить. Если взглянуть на мои книги под этим углом, в них есть и такая идея: как бы мои герои не подкалывали друг друга, не ныли и не дразнились, если с одним из них что-то случается, другие тут же бросаются на помощь. А это и есть самое ценное в жизни – уверенность в том, что тебе помогут, поддержат в трудную минуту. Даже если сначала посмеются над тем, что ты снова влип в историю.

В книге есть «кальки» с конкретных людей?

Нет, все персонажи выдуманы. Это просто плод моего воображения. Хотя многие пытаются найти сходство с окружающими меня людьми. Но это всегда так: найдутся люди, которые лучше меня знают, что я пишу, от этого никуда не деться. Так что верьте мне на слово. А вот истории и смешные ситуации я подсматриваю с удовольствием. Даже блокнотик специальный завела: записываю все, что кажется любопытным, чтобы не забыть.

А как начался ваш путь из журналистики в писательницы?

Я не могу сказать, что эти пути как-то разошлись. Я до сих пор пишу статьи в журнал Gloria – и мне это очень нравится. Так что от журналистики пока не отказываюсь, отказалась только от большого количества изданий: не хватает времени на все.

То есть пока писательство – не основная ваша сфера деятельности?

Сейчас еще не основная, но впоследствии я хотела бы заниматься только этим: такого восторга, как от написания книг, я ни от чего не испытываю, а для меня очень важно, чтобы работа нравилась.

Писать, сочинять, творить. Стало быть, эта мечта у вас с детства?

Да, самые первые свои рассказы я стала сочинять в пятом классе: учительница истории предлагала нам придумать что-нибудь про Ледовое побоище. И я придумала двух персонажей пятиклассников, мальчика и девочку, которые путешествовали в прошлое и помогли нашим выиграть битву.

А в чем, по-вашему, принципиальное отличие журналистики от публицистики?

Наверное, в подходе к информации – ее получению, обработке. Журналистика, как правило, сиюминутна, ее продукт должен быть актуален здесь и сейчас, он очень быстро устаревает.

А кто вы по образованию?

Я управленец, менеджер социально-культурной сферы. Окончила Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.

Катя, приходится ли сталкиваться с таким понятием, как конкуренция в писательской среде?

Пока еще нет. Сейчас выпускается большое количество литературы, поэтому пиар-компании разных книг наслаиваются одна на другую. В связи с этим возникают сложности. Еще давно, будучи в очередном «кризисе жанра», я беспокоилась, что «вдруг я никому не нужна», и мой папа сказал: «Если ты делаешь свою работу хорошо и веришь в себя, через какое-то время все обязательно получится».

Чтобы стать знаменитым исполнителем, достаточно найти продюсера, готового вкладывать средства в раскрутку имени, репертуара… А как обстоят дела в издательском бизнесе?

Скажем так, есть два варианта: вы хороший писатель или вы узнаваемый медийный персонаж. Есть, конечно, и проекты, выехавшие на чистом пиаре, но это, как правило, одна-две книги – и все. Люди, читающие книги, не станут покупать ерунду, им особо ничего не навяжешь. Поэтому покупают либо реально интересные, хорошие книги, либо книги «засвеченных» авторов – певцов, артистов, просто для коллекции. Главное, чтобы издание дошло до потребителя.

У вас есть чисто женская мечта?

Конечно. Как это ни банально, я хочу иметь большой дом, чтобы там жила моя семья, чтобы муж был надежным человеком, хочу...

Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9253 фильма из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров