Наверх
13 августа 2007, 10:00, StarStory.Ru

Татьяна Овсиенко. Откровение звезды

В жизни Татьяны Овсиенко постоянно происходит много интересного. В недавнем интервью звездному порталу starstory.ru певица рассказала о своем отношении к стилю и аксессуарам. А сейчас предметом нашей звездной беседы стали детские воспоминания...
Татьяна, одно время ходили разговоры, что вы собираетесь уйти в бизнес?

Нет! Когда я говорила друзьям, что тоже хочу уйти в бизнес, они отвечали: «Таня, сколько тебе дать денег, чтобы ты не занималась бизнесом?» (смеется) .

Почему? Из вас не получится бизнесвумен?

Абсолютно нет. У меня все всегда будет в минусе. Не знаю почему, но я не умею с этим делом управляться, хотя этому надо обязательно научиться. Сейчас мне интересно кино, может быть, когда-нибудь буду и этим заниматься...

А вы умеете копить деньги?

Нет, это не для меня. Я, конечно, пытаюсь это делать, но не складывается как-то. Думаешь, надо шторку в ванной поменять… Потом еще что-то и еще... Одно цепляется за другое…

Таня, а на что больше всего вы любите тратить деньги? Кто-то ювелирные вещицы любит, кто-то одежду…

Нет, к ювелирным украшениям я спокойно отношусь. Но очень люблю делать подарки. И потом тратить на все то, что касается работы. А вообще же каких-то определенных пристрастий нет.



Наверное, были какие-то дорогие, но совершенно бесполезные покупки?

Да, как-то я купила статуэтку Орте. Это был ужас! Хотя бессмысленным это приобретение не назовешь, потому что это искусство. Другое дело, нужна ли она была мне в тот период? Эта статуэтка, неподъемная по весу, стоила просто бешеных денег. И меня так долго просвещали по поводу этого скульптора, рассказывали, какой он великий, что я согласилась купить эту статуэтку. Я и потом ни на минуту не жалела об этой покупке, но ее можно было сделать и попозже. Зато теперь стоит красиво в квартире… приданое невесты…. На самом деле бесполезно потраченных денег было много, но если есть какая-то цель и нужно что-то приобрести, я всегда могу безболезненно отказаться от каких-то вещей. Помню, мне очень хотелось радиомикрофон. И я осуществила свою мечту. В «Мираже» еще были шнуровые микрофоны, и это была така-ая мечта! А когда я смогла заказать микрофон специально для себя – это было настоящим счастьем. Я до сих пор разговариваю с ним, люблю его…



А поклонники у вас спокойные?

Да, они у меня очень хорошие. Пишут мне много писем… Сумасшедших нету… была только одна девушка, и все. Она могла в течение суток звонить мне каждую минуту. Но прошло несколько лет, она подурачилась и успокоилась. А остальные пишут о своей жизни, присылают разные открытки… Однажды со мной произошел совершенно жуткий случай. Я открываю дверь рано утром, и девушка демонстративно, на моих глазах режет себе вены! Представляете себе мой шок?! Я как стояла, так вместе с ней и грохнулась в обморок. Когда пришла в себя, уже кто-то вызвал скорую. Все обошлось. Сейчас, честно скажу, уже нет таких истеричных, больше нормальных поклонниц. Звонят, предлагают с собакой погулять, помочь чем-нибудь. Я очень тепло к ним отношусь, общаюсь со своим фан-клубом. Раз в месяц мы встречаемся, общаемся по Интернету.



Вы росли в обычной семье и даже не подозревали, что станете популярной певицей. Как воспитывали вас в детстве?

Папа был дальнобойщиком и очень часто ездил в командировки. Мы с моей младшей сестрой его подолгу не видели дома. А мама работала практически на трех работах, ее мы тоже видели редко, но она как-то умудрялась приучить нас к порядку. Так что дисциплинка у нас была дома строгая. Если в шкафу неправильно были сложены вещи, то выбрасывался весь шкаф, а если в школьном домашнем задании одна буква была криво написана, то переписывали всю тетрадку. Мы не то чтобы побаивались маму, но слушались ее беспрекословно. Но при этом мама всегда приучала нас, что мы с ней настоящие подружки. Сейчас мама живет в Киеве, а я здесь, и не всегда можно все-все рассказать, но во все времена ближе подруги, чем мама, у меня не было. Я могла всем поделиться, и ничто нам не запрещалось. У меня дома отмечались все школьные праздники, даже уроки дружно прогуливались тоже у нас дома. Просто мама мне всегда говорила: «Я тебя очень прошу: все ваши посиделки должны быть у меня на глазах». И мне давали волю. Потом, когда стали взрослее, мама сказала: «Пусть ваши женихи ходят сюда, чтобы я вас не вылавливала по подъездам». И как только нам это разрешили, папа сразу устроился у нас швейцаром. В очередной раз он говорил: «Все, больше не могу встречать и провожать ваших друзей!» Но опять дверь открывалась, и вваливались новые ребята. Ну а как – мама же нам разрешила! Так что я особо никуда не ходила – все шли к нам в дом. Ну а в элементарных вещах она нас приучала к порядку.



А в личных делах мама вам что-то советовала?

Ну, если честно, не особо кто и спрашивал, как это обычно бывает в таких делах. Мама-то может посоветовать, но все равно же делаешь так, как считаешь на тот момент нужным. Так однажды я заявила, что вот мой первый, я за него замуж выхожу. Но тут же последовал мамин вопрос: «А как вы будете жить? Где?» И когда я ответила, что у нас дома, тут же услышала, что если хочешь замуж, то пожалуйста. Но квартиру, платья, кольца ищите сами. Вы все рассчитали сами, решили самостоятельно – не будем мешать, воля вольная, но живите, как хотите. И я в обидах собрала свои вещи и ушла, покуролесила месяц-два, а потом подумала – надо вначале отучиться, деньги заработать, а только потом выходить замуж. Мама всегда говорила: если ты упрямишься и настаиваешь, то делай. Ты спросила мое мнение – я ответила. В результате я раз ошиблась, потом второй, третий… и поняла, что надо маму послушать, потому что либо она все предчувствует, либо точно знает, как поступить. Мама всегда говорила: «А ты попробуй просто поверить!» Кстати, я и моего сына Игоря к тому же приучила.



А чем вы увлекались, кроме музыки?

Я занималась и в музыкальной школе, и в хоре, и в туристическом кружке, и фигурным катанием... Так что никто не думал, что дальше я продолжу заниматься музыкой. Правда, моя учительница в музыкальной школе просила: «Таня, учись дальше, ты одна из лучших учениц!» Но музыкальная школа – это был ужас!

Неужели приходилось приковывать вас к фортепиано?

Нет, не до такой степени. Но я перебинтовывала себе руки, как будто на физкультуре потянула руку и теперь не могу играть. А мама настаивала, чтобы я училась. И когда я в 7-м классе окончила музыкальную школу, то тут же выбросила пианино. Мы его брали напрокат – раньше многие так делали, когда не было возможности купить. Сейчас я благодарна маме, что в свое время она заставляла меня учиться. А потом мама почему-то решила, что раз я имею грамоту по истории и литературе, то мне обязательно нужно поступить в педагогический институт. Я пошла туда подавать документы и потеряла паспорт. И пока нашли паспорт, приемная комиссия уже закончила работать. И я попала в техникум гостиничного хозяйства. Он тогда был единственным в Союзе. Туда было очень трудно попасть, там шла институтская программа, и к тому же я всегда мечтала о теплоходах, какой-то романтике. Мне казалось, закончу техникум, стану служить администратором где-то на корабле… В техникум было очень сложно пройти, но меня туда брали без экзаменов, так что все удачно совпало. И, естественно, по примеру всех моих сокурсников мне хотелось жить в общежитии. Все живут весело с группой в общаге, как нормальные люди, а я одна киевлянка остаюсь дома. И мама меня даже отпустила жить в общежитие. Правда, я пожила там совсем немного, а потом забрала подружек и снова вернулась к нам домой.



Чем же общежитие вам не понравилось?

Да все понравилось. Но все же дом есть дом. Дома мама и приготовит, и все уютное, свое… В общежитии можно было посидеть в выходные, песни петь, вина пить… но чтобы мама знала, где я и что со мной.

Правда ли, что вы должны были по распределению попасть на какой-то знаменитый теплоход?

Да, на «Адмирал Нахимов». Я должна была туда пойти работать, но мама меня не отпустила. Это был единственный раз, когда мама пресекла все мои попытки стать самостоятельной. Это был обычный туристический теплоход, который плавал по Черному морю. К счастью, не отпустили не только меня, но и всю нашу компашку из техникума. Так что отказ мне было легко пережить. А потом произошло несчастье – в первом выезде «Нахимов» утонул. Это была страшная трагедия, траур в техникуме, так как оттуда на теплоход пошли работать очень много ребят. Так сложилось... А потом я пошла работать администратором в гостиницу «Интурист»…



И как вам гостиничный бизнес?

Да совершенно не скучно, потому что приезжают новые люди, и, когда я работала, у нас все время проводили какие-то фестивали, посещали иностранные туристы… Мы не имели права селить в наш «Интурист» советских граждан, и я уже не помню, как мы умудрялись заводить туда группу «Электроклуб» и всех остальных наших артистов. Мне было очень интересно, потому что со мной работала дружная смена, начиная от разносчиков багажа и заканчивая барменами. Все были такие приколисты, как я люблю, никто не унывал. Мы все время встречались, и даже сейчас, когда я прихожу в Киеве в «Интурист», все девчонки говорят, что без меня скучно. Но в результате я поработала всего два месяца и собралась замуж в Москву. Вот и вся эта история…

А как же мама вас в Москву отпустила? На пароход не решилась, а тут – в далекую и такую «трудную» для юной девушки столицу?

А я тогда уже столько насочиняла, что мама уже не могла меня удержать. Я уволилась потихонечку с работы в 24 часа, придумав в гостинице историю, что моя мама выходит замуж и уезжает в Москву. Ведь тогда все было сложно, и мне как молодому специалисту нужно было отработать в гостинице два года. Потом я, конечно, просила прощения за обман, так как мне надо было отработать два года после окончания вуза, а я...
Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9184 фильма из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров