Наверх
25 октября 2007, 10:00, StarStory.Ru

Звонкий. Творчество звезд

Это имя давно не является новым для всех поклонников рэпа. Звонкого помнят еще со времен первых рэповских тусовок, а многие последователи до сих пор ссылаются на его тексты и стиль чтения рагги. Звонкий – это полноценный авторский музыкальный и...
Когда ты начал заниматься хип-хопом?

Это был примерно 93 год. Я учился в музыкальной школе, занимался музыкой как таковой, стилистика мне была не важна. К слову, я тогда был барабанщиком в джазовой группе.

А каким был твой первый проект?

Тогда еще это был «Ритм-У» – одна из первых групп в русском рэпе: я и Макс – человек, более известный тем, кто давно следит за русским рэпом, под именем Автобус. Работали мы дома: катушечный магнитофон, живые гитары. Тогда как раз шла волна русского рока, я не мог пройти мимо нее, и на меня сильно повлияла вся эта музыка, больше всего, конечно, Цой.

Те домашние записи получили какое-либо распространение?

Только внутри тусовки, передавали друг другу на кассетах, вот некоторые люди и слышали. Альбом наш назывался «Розовое небо».

И как бы ты охарактеризовал стилистику «Ритма-У»? Кто, кроме Цоя, повлиял на тебя?

Цой, «Нау» и другие исполнители этой волны оказали влияние, скорее, на лирику. По сравнению с тем, что тогда крутили по телевизору, это был настоящий прорыв. А музыкальная часть при этом навеяна, наверное, джазом.

Но как же ты от джаза и Цоя перешел на речитатив?

Смешная история. Слушаю музыку, вдруг замечаю, что какой-то чувак читает… Это был, кажется LL Cool J. Слушаю я его и думаю: отстой, музыки-то нет никакой. А само исполнение, ритмика речитатива прикольные. Я и подумал тогда, почему бы не добавить туда музыки… Петь я как раз не умел, так что решил исполнять вот таким вот прикольным речитативом. И только потом, кстати, я узнал, что это был рэп. Так вот и получилась, вкупе с лирикой питерского рока, стилистика «Ритма-У». В то время получалось нечто сравнимое с ATCQ. Для меня это вообще самое интересное течение в западной музыке, потому что то, что было до этого, я не принимал. Public Enemy, Ice-T – там же музыки нет!

А как от домашних демо-записей ты перешел на студийную работу?

В музыкальной школе забил минус в синтезатор. Пошли с этой дискеткой в студию Гнесинки. И говорим: «Можно добавить туда голос?» Записали часа за два, кое-как свели. И получилась вот такая песня. Именно с этой песней мы выступали в «Мегадэнсе» в передаче «СтарТинейджер». Все это движение тогда как раз было направлено на развитие молодежной культуры – танцев, брейк-данса и музыки.

Именно этот трек и именно это выступление и повлияло на то, что ты стал легендой?

Самое смешное, что самый первый трек «не пошел», нас не поняли, это было суперпрофессионально сделано по сравнению со всем остальным. Ведь до сих пор хип-хопом не занимаются музыканты – его делают люди с улицы. А это был профессиональный проект, там была нормальная аранжировка. И никаких сэмплов! До сих пор не понимаю, зачем нужны сэмплы, если можно самому сыграть… А потом на музыку Кола Портера мы записали песню «Небо», после чего нас уже приняли и в «СтарТинейджере». Песня пошла на ура, люди поняли, что помимо того представления о хип-хопе, который был у них, существует совершенно другая тема.

Так началась популярность?

После этой песни все, конечно, сильно изменилось. Ведущему очень понравилось наше выступление. На этой тусовке был помощник Валерия Лобанова со студии «Павиан». Мы ему тоже понравились, и он пригласил нас на студию. Там как раз людям интересны были новые течения и то, что мы делали.

Сколько тебе было тогда лет?

Лет 17-18.

Ощущение приближения славы чувствовалось?

Мне просто самому нравилось этим заниматься, я не думал ни о чем большем. Это были просто мои амбиции. С другой стороны, я знал, что эта песня не может не стать хитом. Аналогов не было на таком же профессиональном уровне.

И как проходила ваша работа на «Павиане»?

Впервые столкнулся тогда с серьезной студийной работой, нам показали сэмплеры, синтезаторы. Я стал писать там песни для альбома. Наскребли на диск «Веселый Ритм-У».

Что было дальше?

Уже параллельно с «Ритмом-У» мы общались с Муком – с ним мы учились вместе в музыкальной школе. Я тогда еще и не знал даже, что он любит рэп. Потом узнал, что он что-то пишет, что-то читает. И я ему предложил записать несколько совместных песенок, потому что с Автобусом на тот момент возникали некоторые проблемы. Мы записали «Лето» с Муком, эта песня вошла в альбом «Ритм-У». Потом выяснилось, что в «Мегадэнсе» выступали «Деловые», там был один парень Леха, которого как раз звали Деловой. Он очень «перся» по быстрой читке: ходил постоянно рядом и давал мне свои треки. Мне понравилось, прикольно вроде. И я предложил им с Муком составить проект. Планировалось, что я буду им продюсером, буду делать музыку, помогать во всем. Но они мне предложили прочитать вместе с ними – а я на тот момент уже слушал раггу (там была хоть какая-то музыка, хоть какое-то пение, можно было слушать человеку, у которого не такие железные уши, как у рэперов) и решил попробовать себя в этом. С меня – рагга, Деловой пусть читает проговоры (мы до сих пор их так называем), а Мук работает в своем более эмоциональном ключе. Записали песню «Первый-Последний». И решили делать «Дерево Жизни» – все разные, оригинальный стиль, получался аналог бойз-бэнда в стиле хип-хоп.

Когда был пик популярности «Дерева Жизни», можешь вспомнить?

А я не знал, что мы популярны. Я даже не подозревал об этом. Был весь в музыке.

А как складывалась в 90-х работа с продюсерами?

Был, по сути, один продюсер – Валера Лобанов. Мне было интересно чисто в музыкальном плане записать этот альбом. А Валера выпускал сборники, пиарил, чтобы люди слышали. Меня это устраивало. Да, возможно, был шанс тогда раскрутить все это, намного сильнее продвигать, но тогда я об этом не думал.

Сейчас что-нибудь изменил бы в прошлом?

Да, наверное. Можно было бы, конечно, попробовать пробиться на большую сцену.

Считается, что русский рэп был окутан романтикой. Это правда?

Никогда не разделял общественных мнений. Мне по фигу. Мне сам по себе хип-хоп неинтересен в том ключе, который есть. Пацаны с улицы, клубы – не моё все это. И меня эта история не интересуют.

А себя ты считал рэпером или хотя бы исполнителем в стиле хип-хоп?

Нет. Я музыкант, который делает хорошую музыку. Аналогий у меня до сих пор больше с русским роком, чем с рэпом. Была разница лишь в том, что у нас не было протеста, мы не пытались бороться с действительностью и были намного более позитивно настроены, фэнтэзи-романтика такая. Этого в рэпе, кстати, тоже никогда не было.

Так почему же проект «Дерево Жизни» изжил себя в один день?

Мук всегда слушал чуть более жесткую, андеграундную музыку, чем я. То есть мне, например, интересен Raekwon из Wu-Tang, но у Мука все это совершенно на другом уровне. Отсюда разница в отношении к творчеству, подходу к музыке. Так и получилось.

На долгое время после этого ты пропал и только сейчас, по сути, создал сольный проект. Как так получилось?

Человек, который один раз начал заниматься музыкой, не может уйти от нее. Тем более, сейчас почва сложилась благоприятная. Стала развиваться культура: времени прошло много, а ярких персонажей так и не появилось. Ничего не произошло, и я решил попробовать занять это место.
Помимо этого, была известная попытка воскресить проект «Дерево Жизни»: в итоге мы записали несколько треков, два из которых войдут в мой сольный альбом, третий я изменил под себя. И сейчас я сконцентрировался полностью на собственном творчестве, Деловой занимается своей «Сценокардией». А Мук до сих пор считает, что это все попса.

Чем думаешь удивить в ближайшее время?

Дописываю сольный альбом (осталось записать один трек). Я стал петь, это расширило рамки творчества. Если спросишь о стиле, в котором я работаю, я не буду знать, что тебе ответить. Это мой собственный стиль. Это не какой-то стиль музыки, это мой стиль. Вот и всё.

Ты недавно снял клип?

Да, мы сняли клип в Стокгольме на песню «Я верю в любовь». Получилась очень интересная американская стилистика, без особых сложных идей. Зато атмосфера Нью-Йорка, как мне кажется, получилась. Осенью мы вам его покажем, да и сами увидите видео на телеканалах.

Есть какая-нибудь разница между тем, как ты занимался музыкой 15 лет назад и как сейчас?

По ощущениям, по отношению к работе – никакой. Мой внутренний рецепт – чтобы получилось круто.
Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9182 фильма из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров