Наверх
17 апреля 2008, 9:00, StarStory.Ru

Роман Трахтенберг.

Первое, что приходит на ум, когда речь заходит о Романе Трахтенберге, – это шоу «Деньги не пахнут» и анекдоты. Но на самом деле все намного глубже. Трахтенберг – очень разносторонний человек, и пресловутые анекдоты его мало интересуют. Роман дал...

Роман, в последнее время вас редко можно увидеть по телевизору. Ожидаются ли в ближайшем будущем какие-нибудь телевизионные шоу с вашим участием?

 

Да, сейчас меня редко показывают по телевизору. С первого сентября, если все удастся, начнет свое вещание шоу под рабочим названием «Кабаре «Трахтенберг». Но пока только получено одобрение концепции, и работа еще не началась. Но будем надеяться, что в сентябре все начнется.

 

Расскажете немножко о шоу?

 

Это будет шоу-кабаре, то, чего в России не было никогда, этим занимаюсь только я. У нас очень много талантливых артистов, поэтов, танцоров - и это будет некий противовес Comedy Club, который выдает пошлятину, но мы этим заниматься не будем. У нас есть замечательная ниша, она находится между «Аншлагом» и Comedy. «Аншлаг» - это качественный юмор, но прошлого века. Comedy - революционный юмор, основанный на морально-этических нормах нынешнего поколения. А есть середина, которая пока еще не занята, здесь сочетается первый жанр со вторым.

В «Аншлаге» - юмористы, в Comedy - стендапперы. А какие артисты будут у вас? Тоже из КВН привлечете?

 

Ни в коем случае. КВН - это самодеятельность, мы же работаем только с профессионалами. Ну а насчет стендапперов - все спрашивают, кто был первым. Первым человеком, кто начал Stand up comedy, был я. Я вышел на сцену 20 апреля 1997-го года. У меня была 4-хчасовая программа, собственно это и было своего рода Кабаре. А Stand up - это даже и не жанр. Эту форму придумали американцы, собственно они и двигали прогресс вперед, они поставили конвейер: один закручивает гайки, другой бьет молотком. Собственно Comedy Club этим и занимается: в нем  нет специалистов широкого профиля. А Кабаре - это всеобъемлющий жанр, где связывает все конферансье. Причем это не человек, который просто объявляет выступающих, а человек, который это все объединяет и создает ощущение междусобойчика, он держит весь зал и общается со зрителем.

 

Как я понимаю, вы и будете этим конферансье?

 

Абсолютно верно.

 

Вы говорите, что вы были первым стендаппером в стране. Расскажите о вашей программе...

 

Я выходил на сцену в одном из питерских клубов и в одиночку вел концерт, общался с публикой четыре часа. У меня еще были  девчонки, стриптизерши. На этом, собственно, и все. Именно это меня отличает от нынешнего поколения. Затем мне стало скучно, и я начал добавлять туда номера: взял йога, взял фокусника, поставил номера для девчонок. И постепенно трупа начала состоять из 18-ти человек, и буквально через  месяц зал был переполнен, билеты продавались за месяц и т. д.

То есть Роман Трахтенберг больше не будет ассоциироваться у народа только с анекдотами?

 

Да, именно этого я добиваюсь. Кстати, хочу добавить, что программа на «Русском радио» будет закрыта: я перехожу на другую радиостанцию, и больше Трахтенберг совсем не будет ассоциироваться с анекдотами. Надоело, сколько уж можно?!

 

То есть вы кардинально будете менять имидж?

 

Не то что бы менять имидж - я всегда был человеком разносторонним, просто «желтая пресса» делает из меня не то чтобы просто знатока анекдотов, а вообще какого-то матершинника и похабника. Ну, вот скажите, когда я был матершинником? По телевизору я не матерюсь, в клубе - да, моя программа матерная, но поверьте, я кандидат культурологических наук, я занимаюсь фольклором, наш фольклор изобилует матерными выражениями и похабщиной. Но я занимаюсь этим фольклором, и даже на входе у меня висит предупреждение - но ведь это же искусство, уж поверьте мне. Более того, в нашей стране я был первым, кто использовал ненормативную лексику в своей программе. Повторюсь, это был 97-й год, а группа «Ленинград» записала свой первый матерный альбом в 2001-м, и писалось это все на моей студии «Нева рекордс».

 

А со Шнуром до сих пор общаетесь?

 

Скажем так, я с ним знаком еще с 93-го года. Группа тогда называлась «Ухо Ван Гога», и солистом в ней был отнюдь не Шнур. Пели они за 4 бутылки пива и 8 бутербродов или, может, наоборот, уже не помню. Была совершенно другая группа. Вообще, все меняется: кто сейчас вспомнит группу «Ном», у которой на разогреве, кстати, выступала группа «Ленинград»; кто вспомнит «Колибри» или группу «Краденое солнце»? Спросите у Миши Кольчугина, совладельца студии «Нева рекордс», какие надежды на эту группу они возлагали. И когда я пришел со своим ансамблем «Нервный тик», мне он отказал и сказал, что будет писать «Краденое солнце», ибо они - будущие звезды. И что случилось? Я как человек все равно состоялся и знаменитым стал, а они, к сожалению, нет. Это жизнь - все бывает и все меняется. И я вам скажу: я знаю тех людей, которые в андеграунде, среди них есть тоже очень много талантливых людей, и собрав их в своем «Кабаре», мы рванем к вершинам шоу-бизнеса.

 

А на каком канале будет транслироваться ваше шоу?

 

Пока не могу сказать на каком, но на одном из центральных, в прайм-тайм.

Когда вы переехали в Москву, как вам далась смена обстановки?

 

Москва мне никогда не нравилась, Москва для меня всегда была городом бездуховным, но денежным. Просто у меня возникли кое-какие проблемы в Питере, поэтому у меня стоял выбор: уехать либо в США, либо в Израиль, либо просто переехать в Москву, что я и сделал в 2003-м году. Мне предстояло кардинально изменить свою жизнь. Ну а ты сам подумай, как человек в возрасте 35-ти лет может сменить место жительства? Причем в городе-герое - Петербурге - родился не только я: там родились и родители, и дедушки, и бабушки и даже прадедушки и прабабушки! Именно поэтому нелегко было сменить место жительства, более того - на тот момент в Питере у меня было 10 квартир, я был достаточно удачным человеком, причем мое благосостояние началось еще до того, как я стал известен стране.

 

По Питеру не скучаете?

 

На сегодняшний момент обстановка в Питере изменилась, то есть людей духовных, людей читающих стало все меньше и меньше. Среди молодых людей их вовсе почти не встречается, а из нашего поколения - почти все здесь. В Питер приезжают люди из других городов, и они приносят на себе провинциальность. В Питере всегда были какие-то определенные законы, было неприлично неправильно разговаривать, было неприличным не знать города. Если ты останавливал первого попавшегося человека и спрашивал, как пройти к тому или иному дому, и он не знал, то он бежал к первому попавшемуся человеку и узнавал у него, как пройти, потом возвращался и объяснял тебе. А в Москве было всегда принято отворачивать голову или просто посылать куда подальше - это нормальная ситуация для столицы, здесь никто ничего не знает.

 

 

Когда посещаете Питер, какие впечатления он на вас производит?

 

Я недавно приехал в Питер по делам, останавливаю машину и говорю: «Мне на Фонтанку». А мне отвечают: «А это где?» В Питере ни у кого в машине не было карт, а тут у всех. В Питере все знали и всем интересовались, а здесь нет. Хотя теперь все по-другому. Недавно я впервые за много лет давал в Питере концерт. А обычно, когда я приезжаю, то собираются сливки общества, очень интеллектуальные люди. Поэтому я завысил цены на билеты, чтобы пришли люди, которые поймут мой юмор. И люди, которые пришли ко мне на концерт, меня ужаснули тем, что никто просто меня не понял. Так что Питер тоже уже не тот. Конечно, я благодарен этому городу, в котором я состоялся как артист, на чьи выступления в клуб попасть было невозможно.

 

И какая там была публика, что не поняла вас?

 

Публика была другая, я не работаю на такую публику. Я постоянно гастролирую, помимо выступлений в клубе, в Москве. На 1 апреля я давал концерт в Пскове. Мне сказали, что будет 400 человек, но, по-моему, было 1000. Зал был просто огромный, концерт был совершенно потрясающий, хотя раскачать такую публику безумно сложно. Так что туда хочется еще приехать, а в Питер как-то не очень уже. Просто сменилось поколение, сменилась культура. Конечно, все еще не так ужасно, как в Москве, но все к этому идет.

 

Получается, что в провинции публика вас лучше воспринимает?

 

Сложно сказать. Может, просто люди собрались там те, которые думают, что Трахтенберг - это шоу «Деньги не пахнут», а на самом деле Трахтенберг - он разный. Правда, в провинции не было ни одного провального концерта.

Кстати, именно шоу «Деньги не пахнут» принесло вам большую известность...

 

Этот проект, безусловно, принес мне известность, но не очень хорошую. Когда я понял, что программа воспринимается не так, как я ее задумывал, - я ее закрыл. Просто программа несла некий просветительский характер. Я пытался застебать участников, чтобы люди задумались, что не стоит так унижаться ради денег, и я хотел показать, что это неправильно. Но зрители начали думать, что я такой плохой, и когда я понял, что программа вредит мне, - я ее закрыл. Поэтому и такая ситуация со зрителями: люди приходят посмотреть на Трахтенберга как на ведущего шоу «Деньги не...

Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9292 фильма из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров