Наверх
28 декабря 2009, 17:47, Кино Mail.Ru

Рома Зверь: "Мечтаю вернуться в Гольяново"

Прямо перед своим концертом 12 декабря в клубе «Б1 Максимум» Рома Зверь рассказал Афише@Mail.Ru о творческом кризисе, о путешествиях по странам

«Когда я сидел со 100 рублями, мне всего этого хотелось. Я это получил и теперь понимаю, что хотел бы вернуться. Туда, в Гольяново»

Прямо перед своим концертом 12 декабря в клубе «Б1 Максимум» Рома Зверь специально для Афиши@Mail.Ru рассказал о своем творческом кризисе, о своих путешествиях по странам, о людях, с которыми он там знакомится, о том, что он делает по приезде в свой родной город Таганрог, о том, как ему непросто раз за разом даются концерты, о планах группы на будущее, о том, почему сейчас о них все меньше упоминаний в СМИ. Наконец, Рома в деталях объяснил рецепт своего любимого блюда и оставил новогодние пожелания читателям, а также рассказал, где он сам будет встречать Новый год и где у него все-таки дом.

- Рома, ты ведь получал образование прораба, и первые два года работал в музее, так?

- Ну, скорее не два года, а один. Да, в музее на Пречистенке.

- В чем заключалась твоя работа? Ты был именно прорабом?

- Нет, да ты что — прораб. Нет, я же приехал в Москву и как-то случайно познакомился с девушкой… Девушка ехала с каким-то человеком, они познакомились, а он был как раз прорабом этой стройки и меня взяли туда на работу.

- Обычным работягой?

- Да, я был отделочником — я красил, реставрировал разные штуки… Ну, в общем, была отделка помещений.

- А была у тебя мысль получить образование — музыкальное или еще какое-то, дополнительное?

- Нет, я наверное не смог бы получить музыкальное образование, потому что очень давно я ходил на уроки музыки по классу гитары и что-то там по нотам учился играть. Я разучился и понял, что это очень кропотливый труд и тяжелая, в общем-то, вещь. Я выучил аккорды, спел несколько песен и понял, что это гораздо более короткий и быстрый путь коммуникации между людьми. Это более внятно и быстро. Я понял, что подбирая аккорды — боем, перебором, и исполняя какие-то песни, я быстрее достигну результата от музыки, удовлетворения. А от того, что я бы выучил ноты, что-то там играл… Я все равно бы пришел к этому, в любом случае. И я понял, зачем тратить время — лучше уж заняться сочинением песен и созданием коллектива, группы. Тем, о чем все в детстве мечтали.

- Сейчас у тебя какие планы на группу «Звери»?

- Как обычно, сейчас готовится материал к альбому. Когда выйдет, я не знаю, потому что я и правда не знаю.

- Ты говорил о каком-то творческом кризисе, о том, что меньше стал сочинять песни.

- Меньше, конечно.

- Это от того, что меньше впечатлений? То есть, скажем, в начале ты приехал в большой город и впечатлений, естественно, масса...

- Очень много свободного времени. Это очень хорошее состояние для творчества: одиночество, никого нет, ничего нет, ничего тебя не обременяет. Здесь все наоборот, как и в любом деле: когда ничего нет и всего хочется, ты делаешь это. Когда у тебя все появляется, то уже и незачем. Это нормальный процесс.

- Тебе вообще нравится твой родной город, Таганрог?

- Двоякое впечатление от этого города и отношение к нему. В принципе, нравится, но сейчас, когда туда приезжаешь, то тебя засасывает в это болото обратно. И ты уже не знаешь, как там жить. А так-то люблю, когда далеко.

- Ты давно там был последний раз?

- (задумался) Был недавно, наверное, весной.

- Что ты делаешь первым делом по приезде в Таганрог?

- Еду домой, потом — к другу одному…В принципе, вот с ним мы и веселимся. У нас традиция такая старая: мы приезжаем к яхт-клубу, где заканчивается набережная; мы приезжаем туда ночью, хорошо подпитые, веселые… Пьем шампанское: одну бутылку распиваем, другую выливаем в море. И все, потом я уезжаю (смеется).

- Существует такая мысль, что за границей за год популярный исполнитель обеспечивает себя до правнуков. В России за год — зарабатывает на однушку в Москве. Ты с этим согласен?

- У нас другая просто ситуация, но сейчас она практически сравнялась. Там музыкальный бизнес является действительно бизнесом и подход совершенно другой. У нас вообще в любом бизнесе абсолютно другой подход к работе. У нас половина трудоспособного населения не хочет работать — они просто не хотят, не приучены работать и получать за это деньги. А другие — не умеют, но хотят получать при этом деньги. И только маленький процент людей хочет и может работать. Но он настолько маленький, что этих людей не видно и им очень тяжело. Я на своем примере могу сказать, что действительно опускаются руки, когда ты делаешь концерт, вкладываешь в это деньги, хочешь, чтобы это было на высоком профессиональном уровне. И попадается какой-нибудь идиот, который просто забывает нажать кнопку — и все летит в тарары. Просто опускаются руки. На этом проценте людей, которые хотят и могут работать — на них все и держится, как — непонятно. На месте правительства и общества, на этих людей нужно молиться и помогать им, а мы на них плюем. Это мне непонятно. А по поводу бизнеса — да, все не очень хорошо. А с приходом Интернета и вообще с ускорением жизни, произошла какая вещь: раньше на западе люди получали деньги с пластинок и могли не гастролировать. У нас этого никогда не было, а у них этого уже не будет: мы практически сравнялись. Теперь и у нас и у них музыканты должны гастролировать, это основной заработок музыканта. Для творчества остается очень мало времени. Я нашел один небольшой выход — я просто уезжаю в творческий отпуск в другой город, снимаю квартиру и там живу. Так я жил в Киеве, так в этом году я жил в Париже и в феврале сейчас опять уеду, скорее всего, в Одессу. Мне кажется, там может быть что-то интересное для меня (смеется). А так, работать практически невозможно, потому что то интервью, то на базе репетиция, то дома что-то надо делать. Это какой-то бесконечный процесс и здесь уже не остается места для творчества. Хотя, казалось бы, когда я сидел со 100 рублями в кармане в однокомнатной квартире в районе Гольяново, мне вот этого всего хотелось, я обо всем этом мечтал. Я это получил и теперь понимаю, что хотел бы вернуться. Туда, в Гольяново.

- Ты считаешь, что успеваешь понять, прочувствовать страну или город, в который ты путешествуешь во время творческих отпусков? Тот же Париж?

- Плохо. Я зато многое понял например, об обществе. Но так, вскользь. У меня в Париже живет знакомая девушка, мы познакомились, когда были на гастролях. Она школьница, молодая. Любительница русской культуры, русского языка — она за 4 года выучила русский язык, приняла православие.

- Она француженка?

- Чистокровная парижанка! Она очень хорошо говорит по-русски, очень любит русский язык, русскую культуру. Поэтому мне с ней очень легко общаться. Она говорит по-русски, а я по-французски. Я ее как-то поправляю, когда она неправильно ударения ставит, она — меня поправляет. И мы общаемся: как у вас, какие праздники, традиции, какие — у нас. Так мы встречаемся, общаемся, готовим блюда всеразличные. Благодаря ей я узнал много о французах. До этого я относился к ним, так скажем, не очень хорошо.

- Не можем избежать глупого вопроса — какое блюдо тебе понравилось во Франции?

- Мне понравился один рецепт приготовления овощей. Я не помню названия блюда, но смысл его в чем: цукини кубиками, баклажаны, перец, картофель, можно — капусту, брокколи. Все это нарезается, отдельно готовится бульон, из кубика или обычный куриный. Обжариваются слегонца овощи на сковородке. Лучше — на сливочном масле…

- Тебе, судя по всему, очень нравится этот процесс?

- Да, я очень люблю готовить (улыбается). Обжариваются быстро до легкой корочки овощи, заливаются бульоном — пол чашки. Бульон выкипает и, как только он выкипает, заливается 150 граммов белого вина туда. И тоже тушится. И буквально за 7 минут у тебя получаются тушеные на пару вкуснейшие свежие овощи. Это супер еда, она очень полезна.

- У тебя сейчас концерт, ты переживаешь?

- Нет.

- Просто спокойно выходишь на сцену и работаешь?

- Да, да. Я переживаю, когда на сцене возникают какие-то проблемы: что-то там отключилось, что-то отвалилось, что-то не слышно. Вот тогда начинаешь раздражаться, но непереживать. Одно есть переживание — за голос, дотянешь до конца? Допоешь? Просто я понимаю, что я делаю и это самое главное. Если ты понимаешь, что ты делаешь, то чего переживать? Нечего. А когда ты не знаешь, что делать: "ох, а что б сделать, а как людям хорошо сделать? Может, зад показать? А? А может, проорать что-то? Или "фак" показать? Или матюкнуться?" Вот такое отношение, такое заигрываение с публикой — значит, тебе уже нечем её привлечь. А у меня — есть чем привлечь (смеется).

- У нас материал, в общем-то, новогодний, а получился сквозной писсемизм (смеемся). Может, у тебя найдутся какие-то позитивные новогодние пожелания для читателей?

- (задумался) Непросто… Что ж сказать-то позитивного. Это очень непросто. Хочется пожелать не просто "здоровья, счастья, исполнения всех желаний". Желания не исполнятся. Чтобы исполнились желания, нужно работать. Нельзя сидеть на печи, и щука исполнит все твои желания. Так не бывает, это сказка. Не будет халявы никогда, а если и будет — ты за нее заплатишь в любом случае. И чудес каких-то не произойдет: не выиграешь ты в лотерею. Один из миллиона выиграет. Но не ты. Нельзя ждать этой очереди. Чтоб повезло, нужно...

Подпишитесь
Комментарии
36
MedUZk@
йес, чуваГ, смажься скорее вазелинчиком!!!!!!))))))
СсылкаПожаловаться
MedUZk@
йес, чуваГ, смажься скорее вазелинчиком!!!!!!)))))) бггг)))))))))
СсылкаПожаловаться
алексей курганов
Я не понимаю: какой у прораба может быть ТВОРЧЕСКИЙ кризис? В чём он заключается? Может, в том, что с похмелья руки дрожат и поэтому мастерок с раствором в кулаке не держится? Так похмелись, прораб, и все дела! А в армию этот штукатур собирается или думает дуриком откосить? Такие строители нашим славным Вооружённым Силам очень нужны! Где-нибудь на полуосторове Таймыр казармы строить для повышения обороноспособности нашей любимой Родины, в которой сегодня таких вот поносных "зверей" расплодилось видимо-невидимо!
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9204 фильма из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров