Наверх
12 августа 2005, 17:10, Газета.Ru

Баобабье лето

В саду "Эрмитаж" в субботу будут танцевать вальс, румбу и танцы без названия под Orchestra Baobab. Способы борьбы с сухим законом придумывайте заранее.

Есть сведения, что эта традиция никуда не ушла. Стоит только прийти вечером в субботу в какие-нибудь "Сокольники" – и можно найти там на одной площадке массовика-затейника с баяном и бодрую толпу стариков и старушек, отплясывающих под Русланову и "Сопки Маньчжурии", а через полкилометра – диджея, МС, "Дискотеку Авария" и "Зажигаем хорошо".

По-прежнему на танцульки приходят за девушками, а уходят без зубов.

То есть ничего как бы не изменилось, но множество людей, оторвавшись от корней, это потеряло. Чем еще объяснить сам факт проведения этого фестиваля?

Паперный, арт-директор и совладелец "Китайского летчика", очень упорный рок-музыкант, собрал в одном месте – лучшем интеллигентском садике города – все, кроме разве что "Дискотеки Авария". Он хотел заставить лучших московских барышень стать собственными бабушками и продемонстрировать умение вальсировать. Это трагическая история, безусловно, потому что в среднем на шесть вальсирующих барышень приходится один вальсирующий юноша и красавицам придется, как их бабушкам в послевоенные годы, танцевать в основном шерочка с машерочкой. Но зато рок-н-роллы, фальшивые джиги, танцы маленьких утят и румбу плясать будет уже весь парк.

Организаторы фестиваля могли здорово сэкономить. Танцы вполне могли пройти без хедлайнера. Центрального оркестра министерства обороны в парковой площадке, "Грузовика" с румбой и "Маркшайдер кунст", стилизованного московского двора с "Кораблем", неизбежной группы "Паперный ТАМ" и еще каких-нибудь бюджетных рок-н-ролльщиков вполне хватило бы для создания зажигательной и веселой танцевальной атмосферы.

Ведь не ради же "звезд зарубежной эстрады" обладательницы лучших в городе глаз за два дня выбирают для "Танцев" платья и развевающиеся юбки.

Слава богу, скупость не овладела организаторами и иностранные исполнители тоже будут присутствовать на этом фестивале.

Англо-индийские лабухи Strings сыграют музыку, под которую даже ружья танцуют и поют. Ирландцы Neck – клон The Pogues, только потяжелей и зубы у них не такие гнилые. Ирландские пьяные песни еще святой Патрик заповедовал смешивать с панк-роком, виски и пивом. Кстати, московское правительство не разрешает продавать алкогольные напитки и пиво на разнообразных уличных мероприятиях, так что если вы не хотите слушать ирландскую музыку на трезвую голову (а это, разумеется, противопоказано любому здоровому человеку), придется накачаться заранее или тайно пронести с собой.

Corey Ledet & His Zydeco Band играют, как явствует из названия, зайдеко – луизианский блюз с гармошкой, дико веселый, разухабистый и танцевальный. Royal Crown Revue играют неосвинг, стилизованную музыку чикагских гангстеров, похожую, правда, и на лаунж пятидесятых, и на рок-н-ролл. Впрочем, во время необъявленного лужковского сухого закона это не теряет актуальности. Зная организаторов, можно предположить, что для полноты атмосферы они организуют где-нибудь с краю тайный розлив.

Но знатоки, особенно те, кто отказывает белым музыкантам в праве на чувство ритма, придут на один-единственный, самый последний концерт, на Orchestra Baobab.

В 1970 году в Дакаре открыли клуб "Баобаб" для дипломатов, чиновников, богатеев и золотой молодежи. В этот клуб переманили (за деньги, разумеется) лучших музыкантов из всех остальных клубов Сенегала, Конго и Кабо-Верде.

Так появился резидентский "Оркестр Баобаб". В семидесятых годах в Африке полагалось играть кубинскую музыку – сон, румбу и ча-ча-ча. "Оркестр Баобаб" стал лучшей "кубинской группой" по эту сторону Атлантики. Если бы этим дело и ограничилось, мало кто о них бы вспомнил. Но в эту группу собирали лучших музыкантов независимо от национального и племенного происхождения, людей с разным культурным багажом, и это не могло не повлиять на музыку группы, которая начала мутировать, становиться менее кубинской и более африканской. Сначала пели только по-испански и по-португальски, и только классические афрокубинские и афробразильские композиции, а потом стали петь на языках мандинка и волоф, использовать местные инструменты, оставаясь при этом самой профессиональной, самой красивой – лучшей, одним словом, группой Сенегала.

А потом, в 1985 году, появилась молодая шпана и стерла "Оркестр Баобаб" с лица земли.

Юссу Н’Дур, самый популярный на сегодняшний день сенегальский музыкант, начинавший на подпевках во втором самом главном клубе Дакара, начал играть музыку мбала, более простонародную, более жесткую, захлестнувшую сначала улицу, а потом перекинувшуюся в элитные ночные клубы – и все. Рафинированный "Оркестр Баобаб" расформировался, чтобы снова встретиться в 2001 году, выпустить еще несколько альбомов, поучаствовать в Live 8 и вернуться к довольно активной гастрольной деятельности.

Это, конечно, тайное африканское колдовство. Что Бонга Куэнде, игравший гениальную музыку в семидесятых годах в Анголе, потом канувший на весь период гражданской войны и снова всплывший, не постаревший, не поседевший, по-прежнему невероятно красиво поющий, что "Баобаб" – настоящие марионетки-зомби, выпущенные в мир злобными колдунами нам на радость. Наверняка они преследуют какие-то ужасные цели, но давайте не будем об этом думать и лучше потанцуем в саду "Эрмитаж" 13 августа с 16.00 и до вечера.

Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9190 фильмов из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров