Наверх
26 октября 2005, 13:04, Говнорок.ру

Александр Ф. Скляр и Глеб Самойлов: песни А. Вертинского

в программе «РАКЕЛЬ МЕЛЛЕР – ПРОЩАЛЬНЫЙ УЖИН» 1 и 2 декабря на сцене Центрального Дома Художника Они совершенно разные и самодостаточные. Один - брутальный мистик-бытописатель, другой - тонкий мастер мрачно-ироничных сказок. Их творческие пути до сих пор ни разу не пересекались. Пришло время, и точка пересечения нашлась. Имя этого связующего звена - Александр Вертинский. Неожиданный поворот? Да, но только на первый взгляд. Если немного подумать, то более очевидной связи и представить себе нельзя… 1 и 2 декабря на сцене Центрального Дома Художника «декадентствую-щие пираты» Александр Ф. Скляр (ВА-БАНКЪ) и Глеб Самойлов (АГАТА КРИСТИ) представят совместную концертную программу. Только на «Прощальном Ужине…» - сбор мистических гостей, задушевные беседы музыкантов с внутренним «я», торжество музыкального ретро-авангарда в интимно-акустических тонах, костюмированный театр без актёрства и многое другое… ПОЧЕМУ ВЕРТИНСКИЙ? О совпадении своих пристрастий Самойлов и Скляр узнали случайно, во время со-вместной гастрольной поездки около четырёх лет назад. «Мы с Сашей вдруг обна-ружили, что оба любим Вертинского и что он для нас очень много значит, повлиял на творчество каждого из нас», - рассказывает Глеб. Скляр к тому времени уже об-думывал сольную программу по песням Вертинского и затем осуществил свою за-думку - сначала вместе с Ириной Богушевской, затем самостоятельно; но тема на этом не исчерпалась. Программа, которая готовится сейчас, станет третьей интер-претацией Вертинского для Скляра и первой - для Глеба Самойлова. Александр Ф. Скляр: Когда проходит первый молодёжный угар, а ты продолжа-ешь существовать в искусстве, наступает период некого взгляда назад. Возникает вопрос: а имеешь ли ты какое-то отношение к традиции, и если имеешь, то к какой? То, что Глеб по-своему, а я по-своему пытаемся определиться через Вертинского, - это закономерно. Это всё-таки самая необычная, самая глубокая, противоречивая и странная фигура русской песенной культуры 20 века. Откровенный аутсайдер… Глеб Самойлов: Каждый, кто хочет петь на русском языке и думает на русском языке, - он же откуда-то всё это черпает… Вертинский пел совершенно мистические песни - тот же "Белый пароходик" или "В синем и далёком океане"… Поверхностность некая, которая присутствует в роман-совой культуре в принципе, сосуществовала у него с психоделичностью. Вертинский – отец русской психоделии... Пока все пели романсы, он пел совершенно странные стихи, причем свои тоже; то есть он первый автор-исполнитель, который появился в России. Александр Ф. Скляр: Его жанр на сцене – исповедальный. Этот человек - настоя-щий рок-артист, современным языком говоря. Настоящий русский рок-артист. Люди ощущали на себе степень его открытости и смелости. Так смело о своих чувствах со сцены в те времена позволяли себе говорить совсем немногие. НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ РОК-АРТИСТ Фигура Александра Николаевича Вертинского неоднозначна. Исполнитель печаль-ных песенок, готический Пьеро, аристократичный романтик, выдающийся поэт и артист, бродяга-патриот, гениальный представитель навсегда ушедшей эпохи, сво-им творчеством он существенно повлиял на развитие песенной культуры в России. Хотя сам маэстро в этом сомневался: "Последователей у меня не может быть пото-му, что нужно сразу соединить в себе четыре главных качества: быть поэтом, ком-позитором, певцом и артистом", - сказал он в одном из интервью. Однако очень скоро после него на сцене появились люди, объединившие в себе все эти качества. Песни Вертинского исполняли самые разные люди - от Высоцкого до БГ. Став куль-товой, песня сама выбирает себе хозяина. И тот, кто её почувствует, поймет это за-вораживающее обаяние, которое часто имеют старые, пережившие своих хозяев вещи, - становится носителем соответствующего энергетического заряда, провод-ником во времени. Рассматривать ли Вертинского как предтечу русского рока? Почему бы и нет. «Одно время я целый год страдал от злоупотреблений кокаином. Это чуть не кончилось манией преследования, уже дававшей было себя знать. Я ушел на фронт, там я из-бавился от страсти к кокаину. После двухлетнего пребывания на фронте я вернулся и впервые выступил с песенками в Москве. Здесь мне впервые "повезло", - так на-чинался его творческий путь, на протяжении которого Вертинский прошёл через салонную славу, смутное время становления новой власти, эмиграцию… Он покорил парижские подмостки, успешно гастролировал по Европе и Америке, затем уехал в Шанхай, а в 1943-м году, в разгар войны, будучи уже в почтенном возрасте, вместе с семьёй вернулся на родину, где пришлось начинать всё сначала и где в третий раз зажглась его звезда. История, достойная легендарной рок-звезды на все времена… АУТЕНТИЧНЫЙ РЕТРО-АВАНГАРД Программа «Прощальный ужин Ракель Меллер» насчитывает порядка двадцати пе-сен. Вокальные партии Самойлов и Скляр разделили пополам; материал каждый выбирал для себя сам. Так, в исполнении Глеба прозвучат песни «Белый пароход», «Баллада о короле», «14 июля», «Джонни», «В синем и далеком океане» и др. Скляр выбрал более близкие ему по духу вещи вроде «Джимми Пирата», «Наших встреч», «На концерте» и т.д. Будет и несколько дуэтных номеров. Хотя песни Вер-тинского и не подразумевают парного исполнения, драматургически они часто по-строены в форме диалога внешнего и внутреннего «я». Помимо Скляра и Самойлова, в программе примет участие ряд приглашенных музы-кантов: пианист Александр Белоносов (известный по работе в сольных проектах Александра Ф. Скляра и в “Ва-Банке”), классический “Романтик-Квартет”, оперная певица Алеся Маньковская из проекта «Опера-механика», по совместительству иг-рающая в театре “Et Cetera”… Возможно, добавятся и другие краски, причём не только музыкальные: в создании этой программы ставка сделана на абсолютную спонтанность с элементами театральной постановки. Отдельное внимание уделяет-ся костюмам. Над созданием эксклюзивной одежды для концерта работает также творческий дуэт - модельеры Анна Чистова и Марина Эндоурова. Кого собираются играть музыканты? Глеб Самойлов: Мы будем делать костюмированную программу, но мы не будем изображать Вертинского. Мы будем каждый самим собой - такие декадентствующие пираты, помятые жизнью, но мечтающие продолжить свои дальние странствия. Пы-таться подражать – это уже актёрство. Александр Ф. Скляр: У каждого из нас достаточно своего артистического опыта, и мы на сцене - Глеб по-своему, я по-своему - несём образы, за которыми стоят годы работы. Это очень важно, потому что нет ничего более печального, чем видеть ис-полнение сложных академических произведений человеком, который ещё ничего в этой жизни не пережил. Для некоторых вещей нужно прожить годы. Важный момент программы - состыковка двух разных эпох. Артисты сознательно отказались от акцента на каком-либо конкретном времени: для «Прощального ужи-на…» будет создано собственное трансвременное пространство. Скляр: Мы не хотим делать ретро, потому что это, во-первых, банально, а во-вторых - неточно. Мы не можем воссоздать ту атмосферу, мы существуем всё равно здесь и сейчас, в 2005 году. Всё изменилось, и той России, которая была при Вер-тинском, пока он не уехал, - уже нет и никогда не будет. Не надо себя обманывать. Сейчас нет даже той России, в которую он потом вернулся... Мы живем в совершен-но новом культурном пространстве (я бы сказал - в бескультурном, но у меня язык не поворачивается). И это пространство во многом чуждо Вертинскому. Поэтому мы не делаем ретро, мы хотим сделать ретро-авангард. Самойлов: Важно не только что сказано, но и где, когда и кем. Вертинский, ска-занный тогда – это было одно, а Вертинский, сказанный сейчас нами, будет иметь совсем другое значение. ПРОЩАЛЬНЫЙ УЖИН Имя концертной программе дали сразу две знаковых песни Александра Вертинского, очень разные и в то же время перекликающиеся друг с другом. Эти вещи являются центром музыкального полотна и прозвучат в дуэтном варианте. «Прощальный ужин» - классика Вертинского, одна из самых ярких его вещей. АФС: Включить её в программу было идеей Глеба. Там есть такие слова, под кото-рыми каждый из нас готов подписаться… ГС: «Я знаю, даже кораблям Необходима пристань, Но не таким, как мы! Не нам, Бродягам и артистам!» АФС: Вот эти слова настолько ёмкие и точные, что их можно назвать струной всей программы. Это лейтмотив, на который нанизываются остальные песни, потому что, сказав вот такое, артист может ничего другого уже и не произносить. Эта песня, конечно же, раскладывается на внутренний диалог, потому что это прощальный ужин с женщиной. ГС: И тут уже интрига – женский образ у Вертинского один, и к этому образу мы будем всё время возвращаться. Это будет та самая Ракель Меллер… РАКЕЛЬ МЕЛЛЕР «На асфальт парижских площадей Вы, смеясь, швырнули сердца стоны - Золотые песни Барселоны, Изумрудной родины своей». Центральный образ программы, необычный, яркий и (куда без этого) мистический. Ракель Меллер – имя певицы, которой Вертинский в своё время посвятил одно-именную песню, сегодня практически забытую и в популярные коллекции песен Александра Николаевича не вошедшую. Судя по тексту, Ракель была настоящей звездой, перед талантом которой пал ниц весь Париж. Но если попробовать навести о Ракель Меллер исторические справки, то вы не най-дёте практически никаких упоминаний об этой личности, столь сильно потрясшей русского маэстро. АФС: Вообще непонятно, кто это – Ракель Меллер. Ни для кого. Нет практически никаких упоминаний о ней, только имя. Но это реальный персонаж, она действи-тельно была. Я спрашивал: хоть кто-нибудь видел её фотографии, этой Ракель Меллер? Нет, никто не видел. ГС: Но мы-то её покажем. АФС: Более того, она у нас споёт. На этой интригующей ноте два мятежных пирата от рок-музыки отбывают на поиски ещё не обнаруженных творческих сокровищ. Не пропустите демонстрацию трофеев 1 и 2 декабря в ЦДХ.
Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9187 фильмов из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров