Наверх
28 августа 2006, 10:01, StarStory.Ru

Арина Холина. Эксклюзивное интервью

«В женщине обязательно должна быть какая-то чертовщинка», – утверждает писательница Арина Холина. Она наделяет героинь своих книг не только сильным характером и целеустремленностью, но и магическими способностями

«В женщине обязательно должна быть какая-то чертовщинка», – утверждает писательница Арина Холина. Она наделяет героинь своих книг не только сильным характером и целеустремленностью, но и магическими способностями.

Приключения, любовь, интрига, – об этом можно прочитать в любой ее книге. Арина проделала долгий путь из журналистики в писательство, сотрудничая со многими глянцевыми журналами. Почему «Мастер и Маргарита» – ее любимое произведение, Мадонна – идеальная женщина, а Лиля Брик – дама, достойная восхищения? Об этом и многом другом Арина рассказала в эксклюзивном интервью специально для портала starstory.ru

Арина, ты – известная журналистка, в свое время писала для журнала «Медведь», сейчас сотрудничаешь с Cosmopolitan. Скажи, как пришла в писательство?

Я не могу сказать, что считаю себя известной журналисткой. Я работала в глянцевом мужском журнале, не самом популярном, и только последний год пишу для «Космо», где, действительно, чувствую связь с читателем и отклик на то, что я делаю. Раньше у меня было такое ощущение, что я пишу в никуда. Ну, а писать книги я стала тогда, когда поняла, что в рамках статей мне тесно, обидно и душно. Большинство журналистов устает от формата издания, от рутины. Одни начинают писать книги – художественные, документальные; другие взбираются по карьерной лестнице – главред, издатель, генеральный директор; третьи становятся злобными, неудовлетворенными жизнью критиканами. Для меня быть администратором – скучно, критиканом – стыдно, вот я и стала писать книги (улыбается).

Смотрите эксклюзивные фотогалереи

Как ты считаешь, чем продиктована современная мода на глянцевые романы?

Думаю, раньше были такие стереотипы: если ты умная – значит, носишь свитер до колен, очки, слушаешь Гребенщикова и читаешь Сартра. Если красивая – вся такая в рюшечках, слушаешь, открыв рот, мужчин и считаешь слово «Гондурас» нецензурной бранью. Наверное, все изменилось: женщины теперь и умные, и красивые, и богатые, и замуж не очень хотят. Поэтому есть потребность читать о других таких женщинах.

Героини твоих книг по большей степени представляют собой собирательный образ светских тусовщиц, или есть конкретные личности, которых ты описывала?

Мои героини – не светские тусовщицы. Они работают, добиваются успеха, а то, что ходят по клубам и ресторанам, – кто этого не делает? Но если говорить о прототипах, то чаще всего я беру какую-то основу, а дальше придумываю; но могу и конкретного человека изобразить – если он мне чем-то очень понравится или, наоборот, выведет из себя.

Чтобы так точно писать о нюансах светской жизни, нужно либо быть членом тусовки, либо, используя метод включенного наблюдения, столь популярного в журналистике, внедриться в эту среду под видом одной из светских барышень и описать все происходящее изнутри...

Так называемая «тусовка» – это не закрытый английский клуб. У меня есть круг знакомых, мы ходим в какие-то заведения, на какие-то культурные мероприятия, на выставки, показы мод, на концерты… Мой папа был известным поэтом (Игорь Холин – прим. ред.), его друзья были известными писателями, художниками, музыкантами: Эдуард Лимонов, Генрих Сапгир, Эрнст Неизвестный, Михаил Шемякин, Илья Кабаков, Владимир Сорокин, Шнитке, – так что я с самого детства в кругу творческой элиты этого города. Это моя жизнь, а светские барышни и их любовники, если мы говорим о таких вот дамах полусвета и их образе жизни, не входят в круг моих знакомых. И уж тем более мне бы не пришло в голову изображать из себя содержанку, чтобы описать, как люди развлекаются.

А что по-твоему значит слово «гламур»?

Гламур – это Голливуд пятидесятых. Показной шик, красота с обложки журнала. Ненастоящее. Просто красивая картинка. Гламурные барышни не ходят в туалет, у них не бывает прыщей, они не ходят с грязной головой в помятой ночнушке, потому что они существуют только на фото или кинопленке.

Создатели гламурных романов имеют свойство или, можно сказать, привычку повторяться от книги к книге, поднимая одну и ту же проблему: светскую жизнь, богему, деньги и возможности удержаться в «глянцевом» мире. В своих романах ты затрагиваешь идентичные проблемы. Но делаешь это совсем по-другому, прибегая к мистическому сюжету, слегка ироничному, интригующему... Как результат, рождается совершенно новая тема в рамках уже существующей темы... И это очень любопытно.

Ну, сколько бы я книг написала о светской жизни и любви? Пять? А потом стало бы скучно. Мне, вообще, кажется, что про любовь, мистику и современный мир очень мало книг и все они нарасхват: «Мастер и Маргарита», «Иствикские ведьмы»… Что еще? Я себя не ставлю на одну полку с великими, просто мне хочется об этом читать, а раз читать нечего – приходится писать.

Все свои книги ты будешь продолжать писать в этом же жанре?

Я не знаю, что там будет лет через десять. Пока работаю в этом ключе, а дальше посмотрим. Мир меняется, меняются вкусы, запросы – главное, чувствовать эти перемены, особенно, если ты писательница.

Арина, а в своей жизни ты сталкивалась с чем-нибудь мистически-загадочным?

Недавно я была в доме у одного приятеля (он его снял у семьи, которая разорилась и не смогла там жить) – и за два дня просто этот дом возненавидела. Точнее, он меня (улыбается). Во-первых, самым странным образом у меня помялось серебряное кольцо. Лежало на полке, снимаю – не могу надеть: мятое. Во-вторых, я там не могла спать – просто дурно было. Еще один знакомый сказал, что его ночью как будто кто-то душил. И когда собрались уезжать, я сначала расшибла голову о полку; потом сгорела розетка телевизионная (я сказала, что уедем после «Отчаянных домохозяек», – но так и не посмотрела из-за замыкания); у моего мужа началась аллергия непонятно на что; а когда мы уже выходили, я на пороге споткнулась так, что вылетела из дома рыбкой – будто меня пнули под задницу (смеется).
А еще ложка у меня один раз сахар мешала. Не вру! Размешивала кофе, отпускаю – а она сама вращается. Свидетели есть (улыбается).

Твои героини – наполовину ведьмы... Чем женщина-ведьма отличается от обычной женщины, и согласна ли ты, что в каждой женщине есть ведьмовское начало, сидящее где-то глубоко в подкорке?

Не уверена, что в каждой женщине есть что-то эдакое. Для меня ведьма – это уверенная, наверное, даже несколько самовлюбленная, упрямая, волевая женщина, которая мечтает добиться всего, чего хочет. Такие на дороге не валяются.

Какой, на твой взгляд, должна быть идеальная женщина?

У меня вызывает неуемный восторг певица Мадонна. Она – образец всего на свете: просто потрясающая и, наверное, идеальная. Еще мне нравится Лолита – за честность и желание быть самой собой. Мне, вообще, нравятся «неправильные» характеры. Знаете, есть такие описания женщин, которые в восемьдесят носят каблуки, курят и кроют всех матом – вроде Лили Брик. Вот ими я восторгаюсь, потому что в них – страсть, сила, обаяние, пусть иногда и отрицательное.

Если бы тебе представилась возможность повернуть время вспять, ты что-нибудь изменила бы в своей жизни?

Ничего бы не стала менять и просто не воспользовалась бы такой возможностью. За свои тридцать один год я никого не убила, не ограбила, не унизила. Мне не стыдно за свою жизнь, а на все глупости и ошибки я имела полное право, потому что я человек. Если бы все было по-другому, это была бы не я. А я хочу быть самой собой. Даже в мечтах. Вместе со своим еврейским носом и целлюлитом (улыбается).

Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9190 фильмов из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров