Наверх
16 октября 2006, 13:55, StarStory.Ru

Нелидовы. Эксклюзивное интервью

Саша и Наташа Нелидовы ушли с проекта по собственному желанию после того, как сыграли свадьбу. Однако через год ребята вернулись туда, где начали строить свою любовь. Почему они это сделали и как жилось им за пределами проекта? Об этом ребята...

Саша и Наташа Нелидовы ушли с проекта по собственному желанию после того, как сыграли свадьбу. Однако через год ребята вернулись туда, где начали строить свою любовь. Почему они это сделали и как жилось им за пределами проекта? Об этом ребята рассказали в эксклюзивном интервью порталу starstory.ru.

Ребята, почему вы решили вернуться на проект?

Наташа: Изначально мы хотели прийти в гости. Пришли, нам понравились новые ребята, и мы подумали: а почему не остаться и не продолжить борьбу за дом уже конкретно в периметре? Мы ведь и так были претендентами на выигрыш. Нам действительно здесь хорошо и весело. Почему нет?

Саша: Когда я был на «Доме-2», родители видели меня чаще, чем в жизни. А после свадьбы с Наташей я мало виделся с ними. Поэтому сейчас у них есть прекрасная возможность наблюдать за сыном каждый день.

В одном интервью вы сказали, что рассматриваете территорию «Дома-2» в качестве дачи. Вы всерьез планируете заниматься здесь дачным хозяйством?

Наташа: Мы по этому поводу шутили, называя гостевой домик своей дачей. Тогда мы не думали, что здесь останемся. Лишь предполагали, что будем заезжать сюда на пару недель.

Саша: Правда, мы не знаем, что осенью сажать.
Наташа: Да, у нас проблемка. А так, конечно, можно какой-нибудь укроп развести – я даже как-то дома у себя укроп сажала. Думаю, справлюсь. А где? Да вот прямо на «языке» (улыбается)(«язык» – площадка на территории проекта, на котором проходят конкурсы, предварительные голосования и т.д. – здесь и далее прим. ред.).

Смотрите эксклюзивные фотогалереи

Что, на ваш взгляд, изменилось на площадке после вашего ухода: атмосфера, традиции, отношения?

Наташа: Самое главное, что изменилось – это атмосфера: она теперь полностью другая. Раньше был один дом и VIP-домики. Вечерами обычно все – даже те, кто жил в домиках – собирались в большом доме. Не было такого момента, когда никого нет, например, внизу в каминной – все сидят, все разговаривают, что-то едят, пьют, танцуют, с ума сходят… А сейчас два дома, три VIP-домика, ещё и гостевой домик – слишком много места, и все разбросаны по кучкам, по отдельным местам. Нет единства! Хотя сегодня участники любят говорить, что «мы семья», но я с этим не согласна. Мы тогда не называли себя семьей, стеснялись – были всякие и ссоры, и проблемы… А сейчас я понимаю, что мы реально были семьёй.

А в бытовом плане что-то изменилось?

Наташа: Сейчас на проекте стало намного лучше с дежурствами. Раньше у нас было два дежурных, и если они не помыли хоть одну тарелку, то начинался крик. Нужно было мыть за всеми пятнадцатью людьми постоянно, и если ты дежурный, то день пропал в уборке. Сейчас же в старом доме вообще хорошее дело: каждый моет за собой, а в новом доме дежурный занимается тем, что гоняет остальных, чтобы те убирались.

Саша: Раньше была такая должность – продуктовая полиция, и эту должность придумал я. Когда на проект привозят тринадцать йогуртов (их очень сложно поделить на пятнадцать человек), мы выделяем человека для раздачи продуктов. Но эта полиция появилась не потому, что не могли поделить тринадцать йогуртов, а потому, что и пятнадцать тоже поделить не могли! Пока мальчики таскали продукты, девочки брали себе по четыре йогурта, и когда, например, Стас Каримов подходил и просил, она говорила: «Эти четыре йогурта – мои!» Сейчас с этим поспокойнее, потому что ребята чаще выезжают за периметр и сами покупают себе всякие вкусняшки.

Вам представилась возможность около года наблюдать за жизнью на проекте по телевизору... Как вы находите старожилов проекта, насколько они изменились и в какую сторону?

Наташа: Я начала смотреть «Дом-2» только летом, перед тем, как прийти сюда...
Саша: А когда я смотрел проект по телевизору, то не относился к участникам, как к живым людям – а как к мультипликационным персонажам. Я радовался и веселился, когда они переживали, плакали. Но я воспринимал это как зритель. Конечно, когда ты находишься здесь, то тебе не нужны никакие «жесткачи». А зрителю это забавно.

Наташа: А я даже как зритель не принимаю никаких «жесткачей». Мне неприятно на это смотреть. Сейчас очень много новых лиц. «Старички» тоже изменились. Не все, конечно. Например, я считаю, что Настя (Дашко) и Алёна (Водонаева) стали намного спокойнее, рассудительнее. Степку я так и не вижу – он или с Боней, или за компьютером, поэтому не могу сказать, каким он стал. Оля с Ромой, наверное, остались такими же. У них сейчас много своих дел, мы мало общаемся. В основном проводим время с новенькими и Алёной и Маем. Хорошо, что сейчас на площадке стала чаще появляться Солнце – раньше её постоянно не было, а сейчас мы снова начали общаться, это очень приятно.

Кто еще из участников проекта вам нравится, а кто вызывает раздражение, недоверие?

Наташа: Раздражение не вызывает никто – по крайней мере, у меня. Из новеньких мне очень нравится пара Моцак – Ламин. Они мне как-то ближе всего. Сложные отношения у нас с Тори и Расселом. Несмотря на происходящие события (сейчас на проекте происходит борьба за право жить в старом доме именно между парами Нелидовых и Виктории Карасёвой и Руслана Проскурова – прим. ред), я действительно хорошо к ним отношусь и я понимаю, что просто они так разговаривают. Хотя я не понимаю, как можно ТАК разговаривать – не просто на повышенных тонах, а… (трясёт головой, руками, изображая Викторию) Однажды после очередной ссоры Тори сказала, что это вовсе не ссора, просто «я так разговариваю, я очень эмоциональная». Я так не привыкла. Но всё равно людей уважаю!

Саша: А мне все симпатичны по-своему, я всех люблю и всех понимаю. Меня забавляет Рассел больше всех – своей манерой разговаривать, своим поведением. Где-то в глубине души он добрый очень человек и на него интересно смотреть в таких проявлениях.

Вас же уже вполне можно назвать экспертами телепроекта «Дом-2». Вы долгое время жили на проекте, строили отношения, знали о проблемах и характере перипетий других участников... В искренность какой пары вы верите?

Наташа: Сейчас уже, по-моему, нет такого… Это раньше были такие темы, что кто-то неискренний. Я считаю, что очень искренны Ламин с Олей, Антон с Лейлой.
Саша: Безусловно, это Солнце с Димой Шмаровым!

Наташа при этих словах ухмыльнулась.

Наташ, не веришь в их искренность?

Наташа: Да нет, наоборот, я очень рада, что нашёлся человек, которого она любит.

Саша: Это действительно самая искренняя пара на данный момент! Любовь с первого взгляда! Солнце в эту любовь не верила, но полюбила! Она уже на третий день сказала, что любит, хотя до этого это было нонсенсом для неё. В этом есть доля юмора, но доля правды тоже есть.

После вашего ухода с проекта поклонники шоу давали вам спокойно жить: постоянные автографы, вопросы, ожидания у дома? Вам пришлось столкнуться с этим?

Наташа: Ерунда, когда говорят, что кого-то из «Дома-2» одолевают фанаты. Естественно, к нам многие подходили, звонили в квартиру, уделяли повышенное внимание… Но не такие уж мы звёзды... Есть разница между поклонниками проекта и поклонниками каких-то певцов, актёров. Например, поклонники Филиппа Киркорова немного обожествляют его, потому что видят только в клипах, всегда хорошо одетым. Для них он – кумир Нас же больше любят как «друганов». «О, здорово, как дела? Нелидовы, прикольно! Как живёте?» Нас очень много видят и привыкают как к неотъемлемой части своей жизни, и поэтому относятся не как к чему-то сверхбожественному, а как к чему-то родному и близко знакомому. Бывает, что девчонки помладше визжат, но в этом нет ничего такого. Главное, что никто не вешается, не убивается.

Саша: Тем более, что за нас убиваться? Мы женаты, и мне ни одного предложения от поклонниц какого-то интимного характера не поступало. Просили поцеловать – но не больше (улыбается).

Наташа: Иногда на концертах подходят девочки маленькие, лет 10-12, и просят автограф. Но в этом нет ничего страшного, они не агрессивны.

Участие в проекте помогло вам как-то в более удачном и быстром поиске работы или, наоборот, в чем-то затруднило их? Чем вы сейчас занимаетесь?

Наташа: Я ещё не работала серьёзно, этот год доучивалась на последнем курсе института. Как и до проекта, я подрабатывала в модельном бизнесе. На этой работе проект отразился негативно.

Почему?

Дело в том, что модель – это что-то красивое, но достаточно… обезличенное. То, как ты оденешься и накрасишься, каждый раз создаёт другой образ. И поэтому часто, приходя на кастинг в какой-нибудь журнал, я слышу: «Здравствуйте, Наталья! Извините, но Ваше портфолио мы смотреть не будем, потому что у Вас слишком раскрученное лицо». Как они работают: допустим, планируют сделать два вида макияжа и пустить в журнал. Разместить лицо крупным планом. Но редакторы понимают, что люди будут покупать издание...

Подпишитесь
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
9184 фильма из 10 крупнейших онлайн-кинотеатров
История моих просмотров